- Перейти к контенту

Дракошка Лунтик

Members
  • Число публикаций

    28
  • Регистрация

  • Последнее посещение

    Никогда

Репутация

4 Neutral

О Дракошка Лунтик

  • Звание
    Member
  1. Был ли Дракула вампиром?

    Был ли Дракула вампиром? «Жил да был на свете кровожадный князь Дракула. Он сажал людей на кол, поджаривал на угольях, варил головы в котле, заживо сдирал кожу, разрубал на куски и пил из них кровь...» - рассказывал Авраам Ван Хельсинг, перелистывая книгу о прижизненных преступлениях грозного вампира. Многие помнят этот эпизод из фильма Ф. Копполы, снятого по роману Брэма Стокера «Дракула», и, возможно, именно из этой киноленты узнали, что Дракула не был вымышленным персонажем. У знаменитого вампира есть прототип - князь Валахии Влад Дракула по прозвищу Цепеш (от румынского tepea - кол, буквально - сажатель на кол), которое он получил от своих врагов. Так при жизни князя называли боявшиеся и ненавидевшие его турки. Однако в самой Валахии и в других христианских странах он был известен как Дракула, то есть «Сын Дракона» (прозвище, унаследованное Владом от отца). Так его называли во всех официальных документах, так он подписывал некоторые свои письма. Румынское прозвище Цепеш впервые было упомянуто только в 1508 году, спустя тридцать два года после гибели Влада. Однако, несмотря на эти факты, большинство современных историков называют Влада III Цепешем, а не Дракулой, правившим этим румынским княжеством в середине XV века. И действительно, этого человека по сей день называют «великим извергом», затмившим своими злодеяниями Ирода и Нерона. Оставим на совести Стокера то, что он «превратил» реальную историческую личность в мифического монстра, и попробуем разобраться, насколько обоснованы обвинения в жестокости и совершал ли Дракула все те зверства, по сравнению с которыми вампирское пристрастие к крови молоденьких девушек кажется невинной забавой. Деяния князя, широко растиражированные литературными произведениями XV столетия, и в самом деле леденят кровь. Страшное впечатление производят рассказы о том, как Дракула любил пировать, наблюдая за муками посаженных на кол жертв, как он сжег бродяг, которых сам же пригласил на пир, как приказал забить гвозди в головы не снявшим шапки иностранным послам, и прочее, прочее... В воображении читателя, впервые узнавшего о злодеяниях этого средневекового правителя, возникает образ свирепого безжалостного человека с колким взглядом недобрых глаз, отражавших черную сущность злодея. Такой образ вполне соответствует немецким книжным гравюрам, запечатлевшим черты тирана, однако гравюры появились уже после гибели Влада. А вот тех, кому доведется увидеть прижизненный, практически неизвестный у нас портрет Дракулы, ждет разочарование - изображенный на холсте человек явно «не тянет» на кровожадного садиста и маньяка. Маленький эксперимент показал: люди, не знавшие, кто именно изображен на холсте, нередко называли «неизвестного» красивым, несчастным... Попробуем и мы на время забыть о репутации «великого изверга» и непредвзято посмотреть на портрет Дракулы. Прежде всего, привлекают внимание большие, страдальческие, красивые глаза Влада. В них можно заметить растерянность, испуг, но нет даже тени жестокости и злобы. А еще поражает неестественная худоба его изможденного желтоватого лица. Рассматривая портрет, можно предположить, что на долю этого человека выпали жестокие испытания и лишения, что он скорее мученик, нежели изверг, жертва, а не палач... Что же это: намеренный обман художника или столь разительное несоответствие между истинным портретом Дракулы и данной ему характеристикой имеет иное объяснение? Проведем небольшое расследование, обратившись к «уликам» - письменным документам XV века. Все ли они, как кажется на первый взгляд, свидетельствуют против Дракулы или это только вершина айсберга, наиболее эффектные запоминающиеся произведения, оттеснившие на второй план сухие, могущие показаться скучными документы? Действительно, мы судим о поступках Влада по художественным, большей частью немецким повестям того периода, оставляя в стороне сохранившиеся по сей день в архивах письма самого князя и другие официальные документы, относящиеся ко времени его правления. Каким же предстает Влад Дракула в свете объективного исторического анализа? Влад возглавил Валахию в возрасте двадцати пяти лет, в 1456 году, в очень тяжелые для княжества времена, когда Османская империя расширяла свои владения на Балканах, захватывая одну страну за другой. Уже попали под турецкий гнет Сербия и Болгария, пал Константинополь, прямая угроза нависла над румынскими княжествами. Князь маленькой Валахии успешно противостоял агрессору и даже сам атаковал турок, совершив в 1458 году поход на территорию оккупированной Болгарии. Одна из целей похода - освободить и расселить на землях Валахии исповедовавших православие болгарских крестьян. Европа восторженно приветствовала победу Дракулы, а импульсивные итальянцы даже стали называть жителей Валахии «Draguli», в честь их бесстрашного князя. Тем не менее большая война с Турцией была неизбежна. Валахия препятствовала расширению Османской империи, и султан Мехмед II „ принял решение военным путем свергнуть неугодного князя. На трон Валахии претендовал младший брат Дракулы Раду Красивый, принявший ислам и ставший фаворитом султана. Понимая, что не сможет в одиночку противостоять самой большой со времени покорения Константинополя турецкой армии, Дракула обратился за помощью к союзникам. Среди них были Папа Римский Пий II, обещавший дать деньги на крестовый поход, и молодой венгерский король Матьяш Корвин, называвший Влада «любимым и верным другом», и лидеры других христианских стран. Все они на словах поддержали валашского князя, однако, когда летом 1462 года грянула беда, Дракула остался один на один с грозным врагом. Положение было отчаянным, и Влад сделал все возможное, чтобы выстоять в этой неравной схватке. Он призвал в армию все мужское население княжества начиная с двенадцатилетнего возраста, применял тактику выжженной земли, оставляя врагу сожженные деревни, где невозможно было пополнить запасы продовольствия, вел партизанскую войну. Еще одним оружием князя стал панический ужас, который он внушал захватчикам. Защищая свою землю, Дракула безжалостно истреблял врагов, в частности, сажал пленных на кол, используя против турок очень «популярную» в самой Османской империи казнь. Турецко-валашская война лета 1462 года вошла в историю знаменитой ночной атакой, во время которой удалось уничтожить до пятнадцати тысяч османов. Султан уже стоял у столицы княжества Тырговиште, когда Дракула вместе с семью тысячами своих воинов проник во вражеский лагерь, намереваясь убить турецкого вождя и тем самым остановить агрессию. Владу не удалось до конца осуществить свой дерзкий план, но неожиданная ночная атака вызвала панику во вражеском лагере и как следствие - очень большие потери. После кровавой ночи Мехмед II покинул Валахию, оставив часть войск Раду Красивому, которому предстояло самому вырвать власть из рук старшего брата. Блестящая победа Дракулы над войсками султана оказалась бесполезной: Влад победил врага, но не смог противостоять «друзьям». Предательство молдавского князя Штефана, двоюродного брата и друга Дракулы, неожиданно перешедшего на сторону Раду, оказалось переломным моментом в войне. Дракула не мог сражаться на два фронта и отступил в Трансильванию, где его ждали пришедшие на помощь войска еще одного «друга» - венгерского короля Матьяша Корвина. А дальше случилось нечто странное. В разгар переговоров Корвин приказал арестовать своего «верного и любимого друга», обвинив в тайной переписке с Турцией. В письмах, якобы перехваченных венграми, Дракула молил Мехмеда II о прощении, предлагал свою помощь в захвате Венгрии и самого венгерского короля. Большинство современных историков считают письма грубо сфабрикованной подделкой: они написаны в несвойственной Дракуле манере, выдвинутые в них предложения абсурдны, но самое главное - подлинники писем, эти важнейшие улики, решившие судьбу князя, были «утеряны», и сохранились только их копии на латинском языке, приведенные в «Записках» Пия II. Подписи Дракулы на них, естественно, не стояло. Тем не менее Влада арестовали в конце ноября 1462 года, заковали в цепи и отправили в венгерскую столицу Буду, где он без суда и следствия находился в тюрьме около двенадцати лет. Что же заставило Матьяша согласиться с вздорными обвинениями и жестоко расправиться со своим союзником, в свое время помогшим ему взойти на венгерский престол? Причина оказалась банальной. По свидетельству автора «Венгерской хроники» Антонио Бонфини, Матьяш Корвин получил от Папы Пия II сорок тысяч гульденов на проведение крестового похода, но не использовал эти деньги по назначению. Иными словами, постоянно нуждавшийся в деньгах король просто прикарманил значительную сумму и переложил вину за сорванный поход на своего вассала, который будто бы вел двойную игру и интриговал с турками. Однако обвинения в государственной измене человека, известного в Европе непримиримой борьбой с Османской империей, того, кто едва не убил и фактически обратил в бегство покорителя Константинополя Мехмеда II, звучали достаточно абсурдно. Желая понять, что же случилось на самом деле, Пий II поручил своему посланнику в Буде Николасу Мод-руссе на месте разобраться в происходящем. Вот как Модрусса описывал внешность находившегося в венгерских застенках узника: «Он был не очень высоким, но очень коренастым и сильным, с холодным и ужасным видом, сильным орлиным носом, вздутыми ноздрями и тонким красноватым лицом, на котором очень длинные ресницы обрамляли большие, широко открытые зеленые глаза; густые черные брови делали его зид угрожающим. Его лицо и подбородок были выбриты, но имелись усы, вздутые виски увеличивали объем его головы, бычья шея связывала его голову с туловищем, волнистые черные локоны свисали на его широкие плечи». Модрусса не оставил свидетельств того, что говорил в свою защиту пленник короля Матьяша, но описание его внешности оказалось красноречивее любых слов. Вид Дракулы на самом деле был ужасен; распухшая, заметно увеличившаяся в объеме голова и налитое кровью лицо указывали на то, что князя пытали, принуждая признать ложные обвинения, например подписать сфабрикованные письма и тем самым узаконить действия Корвина. Но Влад, переживший в юности, еще до прихода к власти, ужасы турецкого плена, мужественно встретил новые испытания. Он не оговорил себя, не поставил свою подпись на фальсифицированных документах, и королю пришлось придумывать другие обвинения, не требовавшие письменного признания пленника. Князя обвинили в жестокости, которую он якобы проявлял по отношению к саксонскому населению входившей в состав Венгерского королевства Трансильвании. По свидетельству Модруссы, Матьяш Корвин лично рассказывал о злодеяниях своего вассала, а затем предъявил некий анонимный документ, в котором обстоятельно, с немецкой пунктуальностью сообщалось о кровавых похождениях «великого изверга». В доносе говорилось о десятках тысяч замученных мирных жителях и впервые упоминались эпизоды о заживо сожженных нищих, о посаженных на кол монахах, о том, как Дракула приказал прибить гвоздями шапки к головам иностранных послов, и прочие подобные истории. Неизвестный автор сравнивал валашского князя с тиранами древности, утверждая, что во времена его правления Валахия напоминала «лес из посаженных на кол», обвинял Влада в невиданной жестокости, но при этом совершенно не заботился о правдоподобии своего рассказа. В тексте доноса встречается очень много противоречий, например, приведенные в документе названия населенных пунктов, где будто бы было уничтожено по 20-30 тысяч (!) человек, до сих пор не могут быть идентифицированы историками. Что же послужило документальной основой для этого доноса? Мы знаем, что Дракула действительно совершил несколько рейдов в Трансильванию, уничтожая скрывавшихся там заговорщиков, среди которых находились претенденты на валашский престол. Но, несмотря на эти локальные военные операции, князь не прерывал коммерческих отношений с трансильванскими саксонскими городами Сибиу и Брашов, что подтверждает деловая переписка Дракулы того периода. Очень важно отметить, что, помимо появившегося в 1462 году доноса, нет ни одного более раннего свидетельства о массовых убийствах мирного населения на территории Трансильвании в 50-е годы XV века. Невозможно представить, как уничтожение десятков тысяч человек, регулярно происходившее на протяжении нескольких лет, могло бы остаться незамеченным в Европе и не нашло бы отражения в хрониках и дипломатической переписке тех лет. Следовательно, рейды Дракулы в принадлежавшие Валахии, но расположенные на территории Трансильвании анклавы в момент их проведения рассматри- -вались в европейских странах как внутреннее дело Валахии и не вызывали никакого общественного резонанса. На основании этих фактов можно утверждать, что анонимный документ, впервые сообщивший о злодеяниях «великого изверга», не соответствовал действительности и оказался очередной фальшивкой, сфабрикованной по приказу короля Матьяша вслед за «письмом к султану» для того, чтобы оправдать незаконный арест Влада Дракулы. Для Папы Пия II - а он был близким другом германского императора Фридриха III и в силу этого сочувствовал саксонскому населению Трансильвании - таких объяснений оказалось достаточно. Он не стал вмешиваться в судьбу высокопоставленного пленника, оставив в силе решение венгерского короля. А вот сам Матьяш Корвин, чувствуя шаткость выдвинутых им обвинений, продолжал дискредитировать томившегося в темнице Дракулу, прибегнув, говоря современным языком, к услугам «средств массовой информации». Поэма Михаэля Бехайма, созданная на основе доноса, гравюры, изображавшие жестокого тирана, «разосланные по всему миру для всеобщего обозрения», и, наконец, множество тиражей первопечатных брошюр (из которых до нас дошли тринадцать) под общим названием «Об одном великом изверге» - все это должно было сформировать негативное отношение к Дракуле, превратив его из героя в злодея. Портрет Влада, о котором уже говорилось, также был написан во время его тюремного заключения. Возможно, Матьяш хотел заполучить изображение «чудовища», но просчитался - кисть художника запечатлела на холсте благородный, полный достоинства облик валашского князя. А богатая одежда только подчеркивала желтый, болезненный цвет лица и крайнюю степень истощения узника, указывавшую на то, в каких ужасных условиях он содержался на самом деле. Судя по всему, Матьяш Корвин не собирался освобождать своего пленника, обрекая его на медленное умирание в темнице. Но судьба подарила Дракуле возможность пережить еще один взлет. Во время правления Раду Красивого Валахия полностью подчинилась Турции, что не могло не тревожить нового Папу Римского Сикста IV. Вероятно, именно вмешательство понтифика изменило судьбу Дракулы. Князь Валахии на деле показал, что может противостоять турецкой угрозе, а потому именно Владу предстояло вести в бой христианскую армию в новом крестовом походе. Условиями освобождения князя из тюрьмы стали его переход из православной веры в католическую и женитьба на двоюродной сестре Матьяша Корвина. Парадоксально, но «великий изверг» мог получить свободу, лишь породнившись с венгерским королем, который еще недавно представлял Дракулу кровожадным монстром... Спустя два года после освобождения, летом 1476 года, Влад в качестве одного из командующих венгерской армией выступил в поход; его цель состояла в освобождении оккупированной турками Валахии. Войска проходили по территории Трансильвании, и сохранились документы, сообщающие, что горожане саксонского Брашова радостно приветствовали возвращение «великого изверга», который, если верить доносу, еще несколько лет назад творил здесь неслыханные злодеяния. Вступив с боями в Вапахию, Дракула вытеснил турецкие войска и 26 ноября 1476 года вновь взошел на престол княжества. Его правление оказалось очень коротким - князя окружали явные и скрытые враги, а потому роковая развязка была неизбежна. Гибель Влада в конце декабря того же года окутана тайной. Есть несколько версий случившегося, но все они сводятся к тому, НТО князь пал жертвой измены, доверившись находившимся в его окружении предателям. Известно, что голову Дракулы передали в дар турецкому султану, и тот приказал выставить ее на одной из площадей Константинополя. А румынские фольклорные источники сообщают, что обезглавленное тело князя нашли монахи расположенного неподалеку от Бухареста монастыря Снагов и похоронили в построенной самим Дракулой часовне возле алтаря. Так оборвалась короткая, но яркая жизнь Влада Дракулы. Почему же, вопреки фактам, свидетельствующим о том, что валашского князя «подставили» и оклеветали, молва продолжает приписывать ему злодеяния, которые он никогда не совершал? Противники Дракулы утверждают: во-первых, многочисленные произведения разных авторов сообщают о жестокости Влада, и, следовательно, такая точка зрения не может не быть объективной, а, во-вторых, нет хроник, в которых он предстает в качестве творящего благочестивые дела правителя. Опровергнуть такие аргументы несложно. Анализ произведений, в которых говорится о злодеяниях Дракулы, доказывает, что все они либо восходят к рукописному доносу 1462 года, «оправдывающему» арест залаш-ского князя, либо написаны людьми, находившимися при венгерском дворе во времена правления Матьяша Корвина. Отсюда же черпал сведения для своей повести о Дракуле, написанной около 1484 года, и русский посол в Венгрии дьяк Федор Курицын. Проникнув в Валахию, широко растиражированные истории о деяниях «великого изверга” трансформировались в псевдофольклорные повествования, которые на самом деле не имеют ничего общего с народными преданиями, записанными фольклористами в районах Румынии, непосредственно связанных с жизнью Дракулы. Что же касается турецких хроник, то оригинальные эпизоды, не совпадающие с немецкими произведениями, заслуживают более пристального внимания. В них турецкие хроникеры, не жалея красок, описывают жестокость и храбрость наводившего ужас на врагов «Казыклы» (что означает - Сажатель на кол) и даже частично признают тот факт, что он обратил в бегство самого султана. Мы прекрасно понимаем, что описания хода военных действий противоборствующими сторонами не могут быть беспристрастными, однако не оспариваем и того, что Влад Дракула действительно очень жестоко расправлялся с пришедшими на его землю захватчиками. Проанализировав источники XV столетия, можно уверенно утверждать, что Дракула не совершал приписываемых ему чудовищных преступлений. Он действовал в соответствии с жестокими законами войны, но уничтожение агрессора на поле боя ни при каких обстоятельствах нельзя приравнивать к геноциду мирного населения, в коем Дракулу обвинял заказчик анонимного доноса. Рассказы о зверствах в Трансильвании, за которые Дракула и получил репутацию «великого изверга», оказались клеветой, преследовавшей конкретные корыстные цели. История сложилась так, что потомки судят о Дракуле по тому, как описывали поступки Влада его враги, стремившиеся опорочить князя, - где уж в такой ситуации говорить об объективности?! Что же касается отсутствия хроник, восхваляющих Дракулу, это объясняется слишком коротким сроком его правления. Он просто не успел, а возможно, и не посчитал необходимым обзавестись придворными летописцами, в обязанности которых входило бы восхваление правителя. Иное дело прославившийся своей просвещенностью и гуманизмом король Матьяш, «со смертью которого умерла и справедливость», или правивший бег малого полвека молдавский князь Штефан, предавший Дракулу и посадивший на кол две тысячи румын, но при этом прозванный Великим и Святым... В мутном потоке лжи трудно различить правду, но, к счастью, до нас дошли документальные свидетельства того, как правил страной Влад Дракула. Сохранились подписанные им грамоты, в которых он дарил крестьянам земли, жаловал привилегии монастырям, договор с Турцией, скрупулезно и последовательно отстаивавший права граждан Валахии. Мы знаем, что Дракула настаивал на соблюдении церковных обрядов погребения для казненных преступников, и этот очень важный факт полностью опровергает утверждение о том, будто он сажал на кол исповедовавших христианство жителей румынских княжеств. Известно, что он строил церкви и монастыри, основал Бухарест, с отчаянной храбростью сражался с турецкими захватчиками, защищая свой народ и свою землю. А еще есть легенда о том, как Дракула встречался с Богом, пытаясь узнать, где находится могила его отца, чтобы на этом месте воздвигнуть храм...Автор: Е.Артамонова Источник: "Наука и жизнь"
  2. Драконность (draconity) - материал из Википедии Драконность Ныне странца "Драконность" в Википедии не существует. Материал из Википедии — свободной энциклопедии См. также: Дракон (мифологическое существо) Драконность, иначе драконство (англ. draconity)— понятие, означающее состояние бытия драконом, драконообразным, или подобным дракону. Сленговый термин используется в субкультуре, представители которой ощущают себя драконами в психологическом, духовном, реже в биологическом смыслах. Термин возник в середине 1990-х в англоязычной части интернета, в частности в телеконференциях Usenet (например, alt.fan.dragons) и IRC. Вслед за этим, в ролевых виртуальных играх появилось много драконообразных персонажей, и многие, после обнаружения драконьей субкультуры, осознали, что являются драконами. Однако, нередки случаи, когда драконы самоопределяются как драконы еще задолго до того, как узнают о субкультуре. Бурный приток драконов и возникновение разнообразия видов драконов в ролевых играх стало поводом для беспокойства старейших представителей драконьих виртуальных сообществ. Они опасаются, что это способствует растворению подлинных драконов в общей массе и дискредитирует субкультуру в целом. Обычно в основе драконьего самовосприятия лежит собственное понимание бытия дракона, то есть ту особенность, которую драконы нашли в себе в процессе духовного самопознания. Важно отметить, что представления о драконе сильно разнятся у разных и ндивидов и могут сильно отличаться от традиционных представлений. Но иногда драконы и дентифицируют себя в соответствии с мифологическими представлениями о драконах на Западе или Востоке (Европа или Китай). Драконье сообщество Жизнь драконьего сообщества, главным образом, происходит в сети, а тематические встречи драконов, обычно именуемые слётами — в различных местах по всему миру. Драконы обладают и ндивидуальностью и , в частности, различными характерами. Некоторые представляют драконов как благородных, мудрых, и нтеллектуальных существ, в то время как другие характеризуют их как отталкивающих, глупых, агрессивных монстров. Обе эти характеристики верны для некоторого подмножества драконов. Невозможно определить то единственное, что делает кого-то драконом. Были попытки выделить некоторый основной набор качеств, которые характерны для всех драконов. Облик их арактер дракона — популярная тема обсуждения на форумах сообщества. Но универсальный набор качеств, подходящий ко всем драконам сразу ещё не определён. Статистический же подход имеет тенденцию только создавать стереотипы, и «лишает» драконов специфической и ндивидуальности. Многие из драконов впервые осознали свою драконность будучи вовлечёнными в более обширное сообщество, известное как субкультура фурри, то есть, объединяющей людей, которые увлечены антропоморфными животными, либо и дентифицируют себя с ними. Драконы соотносятся с фурри как антропоморфные существа, то есть, обладающие человеческими качествами и нечеловеческой формой (независимо от того, покрыты ли онимехом или нет). Однако, не следует считать, что драконность происходит из субкультуры фурри. Драконы и фурри живут под одной крышей, параллельно друг с другом. Драконья духовность Драконов иногда считают частью более широкого понятия — иные («азеркины», англ. Otherkin). Отличительной особенностью этой части сообщества является вера в некоторые ненаучные понятия, такие как магия, прошлые жизни, астральная проекция, сверхъестественные способности, и т. п. На форумах подобных групп часто можно найти разделы для обсуждения так называемой «драконьей магии», разделы, где строятся гипотезы о происхождении драконов, возможности их жизни в прошлом среди людей, сообщения, где утверждается, что есть целые астральные миры, в которых живут драконы, и что некоторые из участников прибыли из подобных миров. Многие драконы этой группы являются приверженцами более-менее научного подхода, однако они оказываются в ловушке: с одной стороны они верят или знают, кто они, и может быть имеют связанные с собой трудно объяснимые факты, с другой они не могут ничего убедительно доказать даже для самих себя — само понятие дракона уже является мифологическим, и его сложно воспринимать всерьёз. Предрасположенность же части сообщества брать многое на веру, называемая также «открытостью разума» (англ. open-minded), часто эксплуатируется и утрируются некоторыми и ндивидуумами, позволяя им утверждать всё что угодно, прикрываясь невозможностью это опровергнуть и /или недостаточной «открытостью разума» своих оппонентов, создавая плохую репутацию всему сообществу для стороннего, серьёзно настроенного, «не играющего» наблюдателя. Для самопроверки и выяснении информации о самом себе в драконьем сообществе (равно как и в других схожих сообществах) часто используется «духовный поиск» (англ. soul searching), в частности многие драконы рекомендуют медитации. В результате «духовного поиска» и ндивид обычно получает какую-либо информацию о своём внутреннем «я», позволяя либо чуть более убедиться в своей драконности, либо наоборот разубедиться (понимая, что он обычный человек, просто увлекающийся драконами, хотя такое случается очень редко, или понимая что он является кем-то другим). Например, в ходе поиска часто выявляется «дух-хранитель», являющийся драконом, или же и ндивид вспоминает свои прошлые жизни, в которых он был драконом. Очень редко бывает, что несмотря ни на что и ндивид на протяжении многих лет не находит о себе ничего существенного, однако всё-равно упорно верит в себя как дракона. Подобно термину териантроп, можно сформировать крайне мало использующийся термин дракантроп (англ. dracanthrope), который может более точно обозначать дракона в человеческом теле. Будет ли сёрьёзно использоваться этот новый термин в будущем — покажет время, однако учитывая прецеденты в прошлом можно надеяться, что нет. Например, когда в прошлом поднимались проблемы «плохой репутации», переименования, отделения нового сообщества, высказывались мнения наподобие «Мы драконы, как иначе мы можем называться?». Широкое же использование термина драконтроп могло бы создать новые проблемы «элитарности названия», ничего при этом не решая. Общение Интернет популяризирует сообщества с нестандартным мировоззрением, помогает единомышленникам найти друг друга и собраться вместе. В результате дракон, на протяжении многих лет не имевший возможности увидеть другого дракона, с наступлением эпохи информационных технологий внезапно обнаружил десятки, даже сотни его приятелей-драконов. Это привело к увеличению организованных встреч в реале (драконий слет). Но все-таки, интернет позволяет легко и комфортно поддерживать связь, тем самым укрепляя и развивая сообщество. Чат: IRC Rusnet #dragons #drakony Первый русскоязычный драконий слёт состоялся в Москве в и юле-августе 2005 года. См. также Фурри Териантропия Ссылки на внешние ресурсы Русскоязычные ресурсы Гнездо Дракона Drakia, сайт писателя Драко Локхарда Азарис MoonDragon Бахил. Драконность Перевод выполнен Хранителями Гнезда Дракона Англоязычные ресурсы Baxil. The Draconity FAQ Draconic: For Dragons, By Dragons(для доступа к большей части сайта требуется регистрация) Draconomicon: The Book of Dragons Dragon Realms: Spread your wings Real Dragons: Trans-speciesism(одна из страниц, упоминающая термин дракантроп) Tomorrowlands
  3. Драконность. Часто задаваемые вопросы и ответы Tad «Baxil» Ramspott «The Draconity FAQ» © Tad «Baxil» Ramspott «The Draconity FAQ» Перевод на русский язык Варгр (2003), Red Dragon, Secoh (2004) Впервые опубликовано на сайте dragons-nest.ru © 2004 Переводом занимался Ваш покорный слуга Варгр, спровоцированный Квеником (за что ему особое «спасибо») Переведено максимально близко к тексту со стараниями ничего не утерять. Впрочем, сии старания временами оказывались тщетными, — когда схватывались в борьбе со стилем изложения... Еще там местами есть чуть-чуть отсебятины. Она в скобках со спецпометкой VG и поэтому ее легко узнать — эдакий вариант прим. и комм. переводчика. Еще в скобках иногда подается второй синонимичный вариант переведенного слова/выражения. Текст отдан на растерзание редактора и толпы 26.12.03 Стал смотреть выложенный FAQ. Собственно я просто не понял, почему не перевели первую часть тем более каждая часть важна. А там на мой взгляд ряд крайне важных и актуальных вопросов. (особенно к сожалению для русских). Вероятно лень было. Посему потратил часик, дабы допереводить остальное так или иначе. Терминологию типа драконность оставил. Переведенные части вставлять не стал. Если владельцы Гнезда решат объединить, они это сделают. Просто я за чужой перевод не отвечаю. Литературную, вернее, стилистическую обработку я делал постольку постольку. Пара моих комментариев дается в скобках. (С пометкой RD.) Мне удобнее английский вариант. Ибо он более точно передает определенные нюансы создавшего этот FAQ, но некоторые не знают английского. — Red Dragon LeD в чем-то прав, знать о тексте 5 лет и молчать — это неправильно. Надеюсь, что меня не побьют за стилистическую правку и слияние переводов. Некоторые места я отредактировал. Мои замечания отмечены значком SK. 06.04.04, — Секох. Примечание Гнезда. Следует учитывать, что описываемое явление непросто само по себе, и еще накладываются особености перевода. Показать. Мы взяли один фрагмент и попросили нескольких человек перевести его. Трое – профессиональные переводчики, у остальных английский уровня от хорошо до прекрасно. It is a statement of identity. "I am a dragon" means that one has chosen to acknowledge dragons as an important part of their life -- as a social group, as a way of looking at themselves, as a way of looking at the world. Beyond that, it is up to each individual person what to make of their draconity. Many draw strength from this identity in everyday life, but some submerge it in order to deal with the human world. A few treat their draconity with such importance that they identify only as dragons even to strangers; many will answer to both their human and dragon names in public; some only feel comfortable with their draconity among close friends. Переводы: "Это заявление о принадлежности. "Я - дракон" значит, что драконы являются важной частью жизни индивида - как социальная группа, как взгляд на себя и окружающий мир. Более того, то, как воспользоваться драконностью - персональный выбор каждого. Многие черпают из этой принадлежности силы для повседневной жизни, но некоторые погружаются в неё, чтобы сладить с проблемой существования в человеческом мире. Немногие относятся к своей драконности на столько серьёзно, что определяют себя, как драконов, даже в общении с незнакомцами; многие отзовутся на публике и на человеческое, и на драконье имя. Некоторые ограничиваются кругом близких друзей." Это признание идентичности. "Я - дракон"означает, что некто принял решение осознать, что драконы являются важной частью его жизни - как социальная группа, как способ восприятия себя, как способ мировосприятия. Помимо этого, от каждого человека в отдельности зависит, что извлечь из своей драконности. Многие черпают из неё силу в каждодневной жизни, но некоторые топят её в себе, чтобы взаимодействовать с людским миром. Единицы находят свою драконность настолько важной, что представляются драконами даже незнакомцам; многие откликаются и на человеческое, и на драконье имя на публике; некоторые чувствуют себя комфортно со своей драконностью только в кругу близких друзей. Это вопрос самоидентфикации. «Я — дракон» указывает на то, что кто-то сознательно решил считать драконов важной частью собственной жизни — ближайшего окружения, самосознания и мироощущения. А что делать с собственной драконностью помимо этого — уже личное дело каждого. Многие черпают из нее силы для каждодневной рутины, другие наоборот подавляют ее, для того чтобы нормально иметь дело с человеческим миром. Некоторые считают драконность настолько важной частью себя, что представляются даже незнакомцам только как драконы, многие на публике используют как человеческое, так и драконье имя, кто-то комфортно себя чувствует как дракон только среди ближайших друзей. "Я дракон" означает решение признать драконов в качестве важной части своей жизни - как социальной группы, как способ смотреть на себя, как способ смотреть на мир. Кроме того, для каждого это что-то индивидуальное, что составляет их "драконность". Многие черпают силу из этого самоопределения в повседневной жизни, но некоторые подавляют это, чтобы взаимодействовать с человеческим миром. Некоторые относятся к своей драконности с такой важностью, что называют себя драконами, даже при незнакомцах; многие открыто откликнутся на оба их имени, человеческое и драконье ; некоторые чувствую себя комфортно только с их "одраконнеными" близкими друзьями. Это утверждение идентичности. «Я дракон» означает, что избрано признание драконов в качестве важной части жизни этих людей — как социальной группы, как способа видеть себя, как способа видеть мир. Кроме того, для каждого отдельного человека это то, что создаёт их драконность. Многие черпают силу из этого отождествления в повседневной жизни, но некоторые привержены этому для борьбы с человеческим миром. Некоторые придают своей драконности такое значение, что идентифицируют себя исключительно с драконами даже с незнакомыми людьми; многие публично отзываются на оба своих имени — человеческое и драконье; некоторые чувствуют себя со своей драконностью комфортно только со своими близкими друзьями. Это вопрос идентичности. Утверждение "Я дракон" означает, что личность выбрала воспринимать драконов как важную часть собственной жизни -- будь то социальная группа, метод самопознания, линза, через которую воспринимается мир. В прочих аспектах отношение к драконности - частное дело личности. Многие находят в ней силы для повседневной жизни, некоторые прячут её в глубине ради возможности взаимодействовать с окружающим мирам. Для некоторых драконность настолько важна, что они определяют себя исключительно как драконы даже в общении с незнакомцами; многие откликаются как на человеческое, так и на драконье имя; есть драконы, которым удобно и уместно быть драконами только среди близких друзей. Это заявление о идентичности . "Я дракон" означает что этот (я , этот индивидуум) избрал для себя признание драконов как важную часть их (его) жизни , как социальной группы , как то как они видят себя , как то как они смотрят на мир. Далее , это зависит от индивидума как именно реализовывать их драконность . Многие берут силу от этой самоидетентификации в их ежедневной жизни, но некоторые скрывают это чтобы взаимодействовать с миром людей. Некоторым их драконность настолько важна что даже полностью незнакомым они представляются только как драконы. Многие будут отвечать и на человеческое и на драконье имя на публике, некоторые ощущают что могут признаваться в своей драконности только среди близких друзей. Это заявление о своей сущности. "Я - дракон" означает, что индивид решил принять драконов как важную часть своей жизни - как социальной группы, как взгляд на самого себя, на окружающий мир. Но что делать с этим дальше каждый решает для себя сам. Кто-то черпает в этом силы для повседневностей, некоторые подавляют это дабы иметь меньше проблем с окружающим миром. Немногие относятся к своей драконности настолько серьёзно, что называются драконами даже незнакомым людям. Многие отзываются как на человеческое, так и на драконье имя, другие же спокойно показывают и ощущают себя драконом лишь в кругу близких друзей Как видно, результаты перевода похожи, но не идентичны. Вы можете перевести FAQ самостоятельно, а можете использовать наш перевод as is. ВВЕДЕНИЕ «Я — дракон» Эти слова описывают кого-то, кого вы знаете? Если да, готов биться об заклад, что вы недоумеваете по поводу, а что же в действительности означает это заявление. Многим людям интересен психологический базис драконности. Возможно, вас интересует духовная подоплека стремления называть себя драконом. Или тем, какого типа сообщества и ресурсы вам доступны. В данном документе мне бы хотелось попытаться ответить на все вопросы прямо и информативно. Столкнулись ли вы сами со своей драконностью, или сомневаетесь относительно друга или близкого, — я надеюсь, вы найдете этот текст полезным. Если у вас есть вопросы (конкретные или общие), на которые не дано ответа в данном ЧАВО, пожалуйста, обратитесь к разделу "Контактная/авторская информация" в самом низу. Приветствуются любые искренние вопросы. ВОПРОСЫ, ОСВЕЩЕННЫЕ В ДАННОМ ЧАВО ОБЩИЕ ВОПРОСЫ Что такое дракон? Что значит "Я — дракон"? Что драконы означают для вас? Почему именно драконы? ПСИХОЛОГИЯ ДРАКОННОСТИ "Вы с ума сошли!" Принимают ли остальные, "нормальные", люди вашу драконность? Не считаете ли вы, что дракон — это эскапизм (бегство от действительности)? Вы действительно верите, что вы драконы? Вы верите, что являетесь (или можете стать) настоящими, физическими драконами? Как я могу определить, дракон я или нет? Что, если я не дракон, но соприкасаюсь с ним (с ними) духовно? Вы считаете, что драконы выше людей? Почему выбрано существо, которого не существует физически? Я бы тоже хотел быть драконом, но не заходите ли вы слишком далеко? Почему вы принимаете "драконьи имена", отличные от ваших человеческих? Что драконы думают о (...подставить любой предмет...)? Каковы драконы в "реальной жизни"? ДРАКОННОСТЬ И РЕЛИГИЯ Является ли драконность культом? Является ли драконность религией? Существует ли какая-то религия, построенная вокруг драконов? Совместима ли драконность с моей теперешней религией? Может ли кто-то быть христианином и одновременно драконом? А разве драконы не являются символом дьявола в Библии? СОЦИАЛЬНАЯ СТОРОНА ДРАКОННОСТИ Как мне стать драконом? Как мне присоединиться к сообществу драконов? Является ли драконность ответвлением фурри-фэндома? Сколько всего существует драконов? Существует ли какая-то официальная организация драконов? Почему такая большая часть общества драконов находится в Сети? Почему вы так много времени проводите в Сети? Все ли являются драконами в сообществе драконов? Как вы можете отличить настоящего дракона от человека, который просто назвался драконом? РАЗНОЕ Означают ли мои результаты по Dragon Purity Test (Тест Чистоты Драконности), что я являюсь или не являюсь драконом? Что вы скажете о "магии драконов"? Как вы обнаружили свою драконность? КОНТАКТНАЯ/АВТОРСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ ОБЩИЕ ВОПРОСЫ Что такое дракон? Драконы — мифологические создания (см. "Что драконы означают для вас?" ниже), которых можно найти в легендах и сказках почти любой цивилизации. Их можно разделить на два основных вида: Западные драконы, которые ассоциируются с рептилиями, и которые часто хранят несметные сокровища или служат для испытания силы героя в легендах его культуры; и Восточные драконы, которые физически характеризуются как смешение нескольких различных существ и связаны с силами природы (есть варианты без смешения, но отличить всегда легко — RD). Более подробную информацию о типах драконов, их истории и символизме можно найти в ЧАВО конференции alt.fan.dragons на http://www.dragonfire.org/IndexFAQ.html (англ.) или на странице Дженнифер Уалкер "Что есть дракон? (http://www.draconian.com/whatis/, англ.) Прим. перев. Описания драконов на русском языке можно найти на странице "Гнездо Дракона", http://dragons-nest.ru/dragons/. Что значит "Я — дракон"? Это вид самоопределения. Заявление "я — дракон" означает, что кто-то решил признать драконов важной частью своей жизни — в качестве социальной группы, как собственное самоосознание, или как точку зрения на мир. Это личный вопрос каждого, что же для него драконность. Многие черпают в этом самоопределении силы для каждодневной жизни, но некоторые скрывают ее, когда имеют дело с человеческим миром. Некоторые (немногие — RD) относятся к своей драконности с такой серьезностью, что называют себя только драконами, даже перед незнакомцами; многие отзовутся на публике и на человеческое и на драконье имена; а некоторые могут спокойно говорить о своей драконности только в кругу близких друзей. Что драконы означают для вас? Драконы, независимо от того, к какому культурному фону они принадлежат, являются мощными символами, которые выходят за рамки обычной жизни и вторгаются в глубинные, извечные вопросы мироздания. (To cut to heart of ... eternal struggles — SK.) Добрые они или злые — воплощают ли они силу или мудрость — направляют ли они человечество или противостоят ему — все зависит от культуры и персонального мировоззрения. Это происходит потому, что драконы — мифические существа. Что ставит вопрос: Что такое миф? Мифы — это истории, которые довольно (глубоко — RD) правдивы и имеют сильное влияние на жизнь верующего (верящего — RD) (доктор Джон Симмонс, "Вера и верующие", Губернаторский Государственный Университет, Dr. John Simmons, Beliefs and Believers, Governors State University). Например, смерть Иисуса на кресте и воскрешение — миф. Индусские истории созидания — мифы. Независимо от того, действительно ли они являются объективной правдой, мифы определенно истинны для верящих в них и отвечают на фундаментальные вопросы о природе вселенной. Почему именно драконы? Потому что это те, кто мы есть. :-) ПСИХОЛОГИЯ ДРАКОННОСТИ "Вы с ума сошли!" Драконность, конечно, отличается от веры среднего человека, но важно помнить, что отличающийся и сумасшедший — это не одно и тоже. Иметь пристрастие к чесночному мороженому (оно существует!) — это отличие. Вытащить AK-47 в местном Макдоналдсе — это сумасшествие. Я не знаю никаких сумасшедших драконов (увы, я знаю — RD). Говоря вообще, одна из самых больших трудностей, с которой сталкиваются драконы — это необходимость определиться с тем, что же такое их драконность. Хотя бы потому, что это мировоззрение очень сильно отличается от общепринятого. Принять драконность означает столкнуться с множеством сомнений и соблазнов (demons — SK), часто совсем в одиночку. Для многих гораздо проще игнорировать вопрос своей драконности, нежели честно иметь с ней дело. Следовательно, чтобы принять своего внутреннего дракона, требуются высокое чувство собственного достоинства (высокая самооценка — SK) и внутренний мир — два качества, которых не хватает по-настоящему сумасшедшим людям. Принимают ли остальные, "нормальные", люди вашу драконность? Они, конечно, могут, но не все это сделают. Драконы отстоят так далеко от принятой парадигмы, что большинство людей даже не рассматривает всерьез возможность их существования. Тем не менее, многие достаточно терпимы, чтобы объективно отнестись к предлагаемым идеям. Мои друзья (и родители!) — все согласились с моей драконностью; незнакомцы также относились благосклонно к моим объяснениям. (Другие драконы не были и близко так удачливы, и я от всей души сочувствую тем, чьи родители их не примут.) Мнения изменяются от индивидуума к индивидууму и зависят в значительной степени от культуры, воспитания, готовности слушать и уровня скептицизма. Обычное отношение, которое я видел, состоит в следующем: собеседники не верят в драконов сами, но не спорят с моей верой в то, что я один из них — и этого достаточно для меня; пока они уважают мой взгляд на мир, я не против уважать их взгляды. Конечно, тот факт, что драконность принимается или отвергается "общественным мнением" (главенствующим мнением — RD), не делает ее более или менее реальной. Для вашей реальности, единственное мнение, которое идет в счет — ваше собственное. Не считаете ли вы, что дракон — это эскапизм (бегство от действительности)? Эскапизм — это принятие специфической веры с целью избежать столкновения с неприятными сторонами действительности. Сам акт принятия драконности означает умственную борьбу, объявление о драконности друзьям и близким часто кончается отчуждением, и нет никакого "мира фантазии", в котором дракон может укрыться, — напротив, драконы получают дополнительные трудности, пытаясь вписаться в человеческое общество как чужаки по духу. Где же тут бегство от действительности? Эскапизм может также указывать на недостаток самоанализа, нежелание отвечать перед собой. И здесь драконность также не означает эскапизма. Напротив, отказ от драконьей сущности — отказ от правды с целью избежать социального и внутреннего конфликта — является бегством от действительности (имеется в виду (случай), если при сложностях вы сразу согласились, что вы не дракон, имхо — RD); те же, кто проходят сквозь трудности, чтобы найти своего внутреннего дракона, не нуждаются в снисходительности людей, не понимающих тяжести сражения за драконность. Вы действительно верите, что вы драконы? Да — так же, как другие "верят", что они лютеране, католики или гетеросексуалы. Драконность — это осознание самого себя. Мы решили принять ту часть нас, которую мы обозначаем словом "дракон". Выбрали мы быть драконами, или это было нечто, что предопределено? Я не знаю. Также см. следующий вопрос. Вы верите, что являетесь (или можете стать) настоящими, физическими драконами? Это вопрос, который подразумевает большинство людей, когда задает вопрос: "Вы действительно верите, что вы — дракон?" Имеется ошибочное представление, что все люди, стремящиеся к драконности, ожидают когда-нибудь отрастить крылья и покрыться чешуей. Это не есть универсальная истина. Многие люди — драконы в душе, и эта (более или менее) абстрактная связь может заходить довольно далеко. В сообществе драконов имеются и те, кто полагают, что в этой жизни они — люди, но в прошлом они были драконами, и что драконность является "более естественной" формой для них. Конечно, имеются драконы, кто ожидает обрести форму дракона в течение своей жизни, но в этом также нет ничего страшного и неправильного. Как я могу определить, дракон я или нет? К сожалению, на этот вопрос нет простого ответа — никаких тестов, которые вы могли бы пройти, никаких документов, которые вы могли бы вытащить из бумажника. Единственный способ состоит в том, чтобы смотреть, долго и внимательно, на самого себя, и принять решение самостоятельно. Не торопитесь и не верьте никому, кто говорит иначе: ваша драконность будет значить ровно столько, сколько усилий вы потратили на нее. Спросите себя: верно ли то, что я стремлюсь к драконности, потому что это правильно (правда — RD), а не потому что это круто (клево, модно — RD) ? Я действительно понял, что означает — быть драконом? Я буду способен принять, что я не дракон, если свидетельства окажутся не в мою пользу? Действительно ли драконность полностью объясняет все обстоятельства, которые я до сих пор обнаружил? Является ли это самым лучшим объяснением? Если вы не можете ответить на любой из вышеупомянутых вопросов, ответили "Нет" на один из них, или не уверены на 100% в своей драконности (но если вы убеждены, зачем вы читаете этот вопрос?), то потратьте время, чтобы подумать и посмотреть еще. Совершенно нормально, если вы не уверены; я говорил людям "я думаю, что я — дракон" примерно за пять лет до того, как нашел достаточно доказательств, чтобы знать. И не торопите себя. Драконность есть прекрасная цель на дороге самопознания — наслаждайтесь путешествием! Что, если я не дракон, но соприкасаюсь с ним (с ними) духовно? Есть много людей, которые считают своего дракона лишь частью их человеческого "я", либо существующим отдельно от него — отдельной гранью их индивидуальности, или "олицетворением" (аватаром — RD), с которым они находятся в духовном контакте, или внешней идентичности, с которой они общаются или связаны. Я написал это ЧАВО с той позиции, что я считаю своего дракона не только собой, но и всем собой. Но я не стараюсь исключить тех, чьи драконы играют иные роли в их жизни! Многие из пунктов этого ЧАВО имеют смысл независимо от того, каковы ваши отношения с вашим драконом. Но некоторые вопросы (и ответы) могут иметь большее отношение к моим собственным представлениям о драконности, поэтому если что-то из написанного здесь раздражает или задевает вас, просто поговорите со мной лично (см. "Контактная информация" в конце этого документа). Вы считаете, что драконы выше людей? Поначалу ответ может показаться очевидным. Разве мы гордились бы нашей драконностью, если б ответ был "Нет"? Но это — очень мелкий взгляд на проблему. Есть много вещей, в которых люди превосходят; и то, что драконы гордятся своим наследием, не значит, что они не могут признать красоту человеческой жизни. Истинные драконы не поддерживают в себе драконность ради отказа от человечности — они настаивают на ней потому, что она лучше соответствует им самим. Говоря за себя, в течение моей последней жизни как дракона я каждую неделю прокрадывался в местный человеческий город за книгами. Я всегда был очарован человеческой музыкой. (Видели бы вы мое собрание компакт-дисков!) Я бы не стыдился быть человеком, и иногда (например, когда я читал Loren Eiseley), я завидую вам. Однако, я дракон. Это не лучше чем быть человеком — это по-другому. И намного лучше именно для меня. Почему выбрано существо, которого не существует физически? Только потому, что существование драконов в физическом мире не доказано, еще не значит, что их нет в действительности. Посмотрите сколько в нашем мире разнообразных культур, и Восточных и Западных, которые имеют драконов в своей мифологии — и как мало тех, в которых их нет. (на самом деле тут есть определенные нюансы, но в целом я согласен — RD) Как мы можем объяснить эту распространенность драконов в мифе? Разве более правдоподобно говорить о "ранних расовых воспоминаниях о динозаврах" (чертовски ранних, надо заметить, потому что динозавров не существует уже 65 миллионов лет (на самом деле из-за некоторых особенностей радиоуглеродного анализа, так утверждать нельзя. К тому же это лишь одна из теорий — RD), (критика радиоуглеродного анализа не входит в задачи перевода, имхо — SK), чем счесть драконов реальностью? Но в конце концов, вопрос, являются ли драконы физически реальными, не имеет значения. Драконы — мифические существа (см. "Что такое дракон?") — и , следовательно, являются в высшей степени реальными существами для тех, кто принимает этот миф. Это принятие — вопрос веры... той же самой веры, которая заставляет людей обратиться к христианству или к научному скептицизму (да, даже для того, чтобы быть скептиком, требуется вера — вера, что все может быть аккуратно разложено по полочкам, объяснено и понято, вера, которую разделяют не все). Я бы тоже хотел быть драконом, но не заходите ли вы слишком далеко? Нам действительно нравится быть драконами. Это много значит для нас. Иначе мы не признали бы этого. "Заходить слишком далеко" (Принимать близко к сердцу и т.д. — RD) — суждение, за которым кроется вопрос: "Почему вы верите в то, что я не могу считать реальностью?" Единственный возможный ответ на него — "Потому что для меня это правда". Почему вы принимаете "драконьи имена", отличные от ваших человеческих? Драконность — это вопрос самоопределения личности; и признание других, что вы дракон, много значит для этого самоопределения. Имя — это наиболее прямой и очевидный путь к цели. Поэтому, если кто-то предпочитает представляться своим драконьим именем, то отказ от его использования может оказаться таким же оскорблением, как обращение к папе римскому по имени "Джон". В то же время, это не подтверждение драконности и не отказ от человечности (см. "Вы считаете, что драконы выше людей?" выше). Многие драконы считают свои драконьи имена более подходящими или более значащими, чем их человеческие, которые, в конце концов, достаточно случайны. Например, "Baxil" означает "возлюбленный" на языке дракона, поэтому это слово много значит для меня. Кроме того, драконье имя может быть сильным напоминанием об обязательствах перед драконностью, аналогично тому, как обращенный в ислам может взять новое имя (например Кассиус Клей/Мухаммед Али). (от себя скажу, что имя нам дают от рождения, стараясь при этом еще не особо и не выделять его слишком (иначе и появляются Рэмы, Октябрины и т.д.). И дают без нашего участия — RD.) Что драконы думают о (...подставить любой предмет...)? Мы являемся группой лишь по названию, и четких правил или догм у нас нет. Сомневаюсь, что у вас получится привести всех нас к согласию хоть по какому-то вопросу. ;-) На самом деле, я не могу претендовать на то, чтобы говорить от имени всех драконов в этом ЧАВО, и разнообразие мнений безусловно приветствуются. (См. "Контактная информация" в самом конце этого документа.) Каковы драконы в "реальной жизни"? Драконы встречаются на любых жизненных путях, в любом возрасте — от школьников до стариков. Также они широко распространены географически (нет, это не Калифорнийское изобретение). Как правило, их трудно отличить в толпе. Однако, согласно моим наблюдениям, большинство драконов производят впечатление интроспективных личностей, многие из которых в раннем возрасте почувствовали отчуждение от своих сверстников, и многие из которых — либо хорошо образованные, либо яркие, но не до конца раскрывшиеся люди. Драконность не признает пола, хотя мужчин намного больше, чем женщин (хотя это верно почти для любой группы в интернете). Большинство драконов — заядлые читатели, и , что неудивительно, им видимо нравятся фэнтэзи и научная фантастика. ДРАКОННОСТЬ И РЕЛИГИЯ Является ли драконность культом? Нет. Культ — это организация, обычно с религиозным подтекстом, которая характеризуется наличием харизматического лидера, обязательным требованием безусловного подчинения его догмам, и сфокусированностью на денежных поборах с членов организации. Тот факт, что некто является драконом, совершенно противоречит всем этими сигналам опасности. В обществе драконов нет членов, которых по праву можно было бы назвать "лидерами", тем более харизматическими. Не существует ничего, во что следует верить, чтобы называть себя драконом (кроме самой драконности, по определению). А еще — некуда слать деньги. Мы не пытаемся "завлечь" доверчивых людей в драконность. Наоборот, беседы в драконьих кругах имеют тенденцию быть интеллектуальными и дружескими (даже "войны подколок"), и если люди остаются, то как раз потому, что им нравится непринужденная и дружественная атмосфера, характерная для всей нашей сетевой переписки. Не-драконы всегда приветствуются, и многие люди общаются среди драконов годами. Нет никакого общественного давления — никто не обязан быть драконом, чтобы участвовать в деятельности сообщества. Драконы — весьма разноплановая группа, и если кто-то пробудет в ней довольно долго, можно быть уверенным, — ему откроется широчайший спектр верований, хотя и не существует заранее расписанной программы, по которой они сменяют одна другую. Если кто-то, кто вам небезразличен, является драконом — вы можете быть уверенными, что он действует лишь по своей доброй воле. Является ли драконность религией? Драконы — группа лишь по названию, и четкой догмы у них нет. Единственное условие веры в то, что кто-то дракон — допустить, хотя бы до определенной степени, что драконы существуют (по определению). Не существует никакой организации, которая устанавливает стандарты драконности. Нет фиксированных ритуалов, нет общественных, социальных договоренностей, и нет необходимых норм поведения. Коротко — нет. Существует ли какая-то религия, построенная вокруг драконов? Я не знаю ни одной религии, которая поклоняется исключительно драконам, хотя (как можно было бы ожидать) некоторые религии обращены к драконам больше, нежели другие. Подозреваю, что мировоззрение "типичного дракона" не укладывается в рамки ни одной мировой религии, хотя кто-то может быть драконом и одновременно приверженцем некоторого вероисповедания. Совместима ли драконность с моей теперешней религией? Сама по себе вера в то, что вы являетесь драконом, не противоречит никакой религии — не существует никакой догмы драконности, которая бы устанавливала во что нужно верить. Конечно, существуют противоречия с некоторыми вероучениями, но они чаще вызваны догмами самих религий, а не тем, что религия позиционирует дракона в качестве прирожденного зла. Специфический пример: у христианских церквей, интерпретирующих Библию буквально, традиционно были проблемы с драконностью. (См. последующие вопросы.) Может ли кто-то быть христианином и одновременно драконом? Христианство в целом требует веры в Иисуса Христа как личного спасителя, а также в единство и главенство Бога. Драконность не противоречит ни одному из этих положений, поэтому быть христианским драконом возможно. "Хвалите Господа от земли, великие рыбы (будьте уверены, речь идет именно о драконах, — к сожалению, древнеотечественные уже переводы передавали значение слова "дракон" через "змия" либо "великой рыбы" — VG) и все бездны." (Псалом 148:7) Конечно, намного проще быть драконом в либеральной церкви. В более консервативных организациях, склонных настаивать на буквальном толковании Библии, драконность может быть несовместимой с их учениями. (См. следующий вопрос.) Из собственного опыта могу сказать, что драконы-христиане склонны запасаться очень цветастой и живой мифологией, объединяющей их концепцию драконности с их концепцией Бога. Один из моих друзей, к примеру, видит драконов среди ангелов Божиих. А разве драконы не являются символом дьявола в Библии? Как и все остальное в книге, исполненной символизма, это целиком зависит от интерпретации. Драконов обычно ассоциировали с Антихристом, в основном из-за книги Откровения (в частности Откр. 12:1-9, среди всех прочих ссылок). Однако существует предположение, что Иоанн в том отрывке иносказательно говорил о Римской Империи, поэтому вопрос можно перефразировать так: а почему дракона использовали в качестве символа зла? Драконы — чрезвычайно могущественные Иные, мгновенно узнаваемые как нечто, чуждое человечеству. В христианстве, как религии, сосредоточенной на человечности и человечестве, это обстоятельство автоматически помещает дракона в ряды врагов. Их могли считать врагами просто из-за силы их символизма и мифологии, а также из-за их распространенности. Конечно же, не везде в Библии драконы изображены как зло. Но в целом, Западная мысль посчитала нужным осудить их — я бы сказал, незаслуженно. СОЦИАЛЬНАЯ СТОРОНА ДРАКОННОСТИ Как мне стать драконом? Ты либо дракон, либо не дракон, а попытки "стать" им похожи на попытки сменить пол без медицинской операции. Говоря коротко — люди не могут "стать" драконами. (Ржевский и Наташа катаются на лодке. Ржевский на веслах. Наташа любуется окружающей природой. — Ах, Ржевский, посмотрите, — какая птичка, как она беззаботно порхает и радуется жизни! Как бы я хотела стать птичкой! Через некоторое время: — Ржевский, ну посмотрите же, — вон блеснула чешуйкой рыбка. Как бы я хотела стать рыбкой! Она плещется в этой спокойной, тихой... Что вы делаете? — Ржевский закатал рукав и усердно шарит рукой в воде. — Вы что-то потеряли? Что вы там ищете? — Раков, Наташа, раков... — VG) Однако: неверно, что драконы всегда знают, кем на самом деле являются! Очень мало таких, которые родились со знанием о своей внутренней драконности; большинству приходиться врастать в нее и открывать ее в себе. Драконность будет настолько же законной, если обнаружена поздно. Истинная драконность это не "превращение", а "возвращение", и настоящие драконы понимают разницу. В конечном и тоге вопрос сводится к вопросу "Как я могу определить, дракон я или нет?" (на который отвечено выше). Тем, не менее, любой может присоединяться к сообществу драконов, неважно, дракон он сам или нет (см. следующий вопрос). И многие члены сообщества драконов "берут персонажа" в самом начале своего пребывания в сообществе — но позже осознают, что на самом деле "персонаж" взял ИХ. Как мне присоединиться к сообществу драконов? Сообщество драконов радо всем, вне зависимости от того, драконы они или нет. В сети оно представлено группами новостей Usenet (например, alt.fan.dragons и , до некоторой степени, alt.lifestyle.furry), IRС-каналами, такими, как канал Dalnet'а (http://www.dal.net/), #afd (закрыт — VG), паутиной веб-страниц (хорошая отправная точка для поиска — страница AFD, http://www.dragonfire.org/), MUCK'ами (типа Alfandria на alfandria.chameleon.org, port 8888), разбросанными повсюду списками рассылки (mailing lists — VG), мириадами чатов и досок объявлений (bulletin-board — SK). Почти все эти форумы публично доступны, так что заходите, послушайте немного, и заявляйте о себе. Информация о том, как присоединиться к группе новостей или к IRC-каналу, доступна из многих источников, включая мой, http://www.ecis.com/~ddragon/newbies.html (англ.) В Рунете: Гнездо Дракона, Дракия, #dragons — IRC-канал (чат). Является ли драконность ответвлением фурри-фэндома? Многие люди открывают для себя драконность через группу большего размера, известную под общим названием "фурри" — собрание людей, являющихся (или интересующихся) антропоморфными животными. (Фурри — калька с английского furry, "пушистый" — SK) Драконы — по определению фурри, так как это понятие относится ко всем существам, обладающим человеческими качествами и не-человеческим обликом (вне зависимости от того, есть у них шерсть или нет). Тем не менее, драконность не произошла из сообщества фурри. Она не является "новой" идеей, и не была придумана одним человеком или одной группой, фурри в последнюю очередь. Драконы и фурри находятся под одной крышей, но причинно-следственной связимежду ними нет. Сколько всего существует драконов? Есть разные оценки. С уверенностью можно сказать, что их не менее 500-1000 во всем мире — именно столько участников сообщества драконов присутствует в сети. В основном они находятся в США, но могут встретиться в любом месте, где проложен интернет-кабель. Так как все время появляются все новые и новые драконы, то вполне резонно предположить, что цифра (приведенная выше — SK) сильно занижена. По одной из более интересных оценок получалось, что до 600 тысяч людей на Земле могут быть драконами, в массе своей не подозревая об этом. Хотя цифра и кажется большой, это всего лишь одна десятая процента населения Земли, и если бы они все переехали в США, все равно это было бы меньше 3% Америки. Существует ли какая-то официальная организация драконов? Оставляя в стороне все шутки про "Союз Драконов" ("Dragon Union". Слово union имеет второе значение, "профсоюз" — SK), не существует персоны или группы, которая заявляет (или могла бы заявить), что представляет всех драконов или всех "реальных" драконов. Кто угодно может быть драконом, независимо (или независимым — SK) от любой организации. И, на самом деле, дракон должен быть независимым. Пытаясь поддерживать централизованное место для сбора драконов в сети, многие драконы признают alt.fan.dragons, #afd, Alfandria, и подобные им ресурсы (см. "Как мне присоединиться к сообществу драконов?" выше), в качестве "официальных" мест сбора. Это всего лишь означает, что сетевое сообщество драконов пришло к соглашению поддерживать набор стандартных форумов в попытке сохранить единство группы. Ничего каноничного в AFD/#afd/Alfandria нет, разве лишь то, что в этих местах вы найдете больше драконов, чем где-либо еще. (Был я там — либо глухо, как в танке, либо еще один вариант Ареала, Арены по такой характеристике как соц.-пс. и эмоциональная атмосфера :-( — VG.) Почему такая большая часть общества драконов находится в Сети? Драконы — в физическом мире — настолько широко разбросаны по миру, и распределены настолько тонким слоем, что им практически невозможно поддерживать физическое общение. (Например, в первые три-четыре года моего собственного опыта драконности я считал, что я один такой, и возможно, являюсь сумасшедшим. См. вопрос "Как вы обнаружили свою драконность?" ниже.) Говоря проще, интернет увеличивает заметность "маргинальных" групп, таких как группы с нестандартными убеждениями. Так гораздо проще находить друг друга и собираться вместе тем, кто имеет схожие воззрения. (Драконность — ни что иное, как нестандартное убеждение.) В результате, люди, которые могли не увидеть другого дракона в годы, предшествовавшие Информационной Эре, неожиданно обнаруживают десятки, дюжины, даже сотни себе подобных — в сети. Хотя это часто приводит к увеличению физического общения, например, на региональных "Сборищах Драконов", самым простым способом поддержания связи с так широко раскинувшейся группой все равно является интернет. Почему вы так много времени проводите в Сети? Зачастую драконы чувствуют, что их убеждения и позиции непонятны никому, кроме сообщества драконов — чувство, к сожалению основанное на реальности, так как многим людям тяжело принять драконность. Поскольку сообщество драконов настолько глубоко ушло в сеть (см. предыдущий вопрос), дружественные драконам части интернета начинают ощущаться не иначе, как второй дом. Если вы являетесь несетевым другом или родственником дракона и беспокоитесь, что он проводит слишком много времени в интернете, первый шаг к решению проблемы — проявить терпимость, интерес и понимание по отношению к его драконности. Чем более понимаемыми и любимыми будут чувствовать они себя вне сети, тем менее они будут нуждаться в заполнении этой пустоты интернетом. (Не ждите, однако, что они совсем обойдутся без сети. Осознание себя драконом — очень глубокая и реальная сила в их жизни, и обрыв дружеских связей путем запрещения им доступа в сеть может привести к активному отчуждению, которое разрушит всю вашу работу.) Я также советую проявить больше интереса к тому, что они делают в сети — возможно, вы обнаружите, что вы согласитесь с тем, как они проводят свое время. Терпение и поддержка, и счастливое равновесие будет достигнуто. Все ли являются драконами в сообществе драконов? Нет. Приветствуются все расы. Сообщество драконов включает в себя всю гамму от драконов до людей, волков, грифонов, оборотней, рыб и так далее. (См. вопрос "Как мне присоединиться к сообществу драконов?" выше.) Даже среди самих драконов, к сожалению, всегда будет неизбежный контингент "желающих" ("wanna-be" в оригинале — SK), — людей, которые не верят, что они драконы, но говорят, что ими являются. Причины этого колеблются от неточного понимания драконности до потребности в признании, или до убеждения, что драконы — это все равно ролевая игра (что не так). Самая частая причина ухода пользователей из сообщества драконов — это когда люди, играющие в драконов, внезапно осознают, что Мы Не Шутим, и немедленно решают больше не общаться с людьми, чью веру они не принимают. (См. вопрос "Вы с ума сошли!" выше.) Как вы можете отличить настоящего дракона от человека, который просто назвался драконом? (Также см. "Как я могу определить, дракон я или нет?" выше.) Вопрос об искренности часто сводиться к убежденности и ревностному отношению — люди, притворяющиеся драконами, мало прорабатывают свою и ндивидуальность по сравнению с истинными драконами. Самый первый показатель — неиссякаемая энергия. Конечно же, намного проще определить "фальшивого" дракона, если знать, какие драконы "настоящие". Общение в сообществе драконов в течение пары месяцев изнакомство со многими драконами — незаменимая помощь при создании ваших критериев дракона. Я составил список некоторых признаков, имеющих отношение к драконности, на которые вы можете обратить внимание. Как можно отличить истинного дракона? РАЗНОЕ Означают ли мои результаты по Dragon Purity Test (Тест Чистоты Драконности), что я являюсь или не являюсь драконом? Dragon Purity Test (Тест Чистоты Драконности) (он же Тест Искажения Драконности, или просто Тест Драконности), разработанный Dymus'ом в 1995 году, находится по адресу http://dragons-nest.ru/def/test.php (или, по-английски, http://www.armory.com/tests/draconity.html), и предназначен для измерения и определения статуса внутреннего дракона человека при помощи серии вопросов типа: "Отвечали ли вы когда-либо на ваше драконье имя быстрее, чем на человечье?" Этот тест говорит о себе в самом начале: "Этот тест предназначен исключительно для забавы и развлечения. Ежели вы не считаете, что ваши результаты совпадают с вашей драконностью, и гнорируйте их ... (он вас недостоин — VG) Я предупредил вас, что достоверность теста не является действительно высокой, это просто забава." Хотя и правда то, что у драконов в целом результаты выше, чем у людей, сам тест настолько не сбалансирован, что старожил с alt.fan.dragons может набрать больше, чем новичок — при том, что старожил может оказаться недраконом. Ко всему прочему, высокий результат не делает кого-либо "более" драконом; также нет четко определенной нижней черты, за которой не может быть драконов. Так что "главной выгодой от полученных результатов теста — жизнь в мире, где переоценивают их значение" (перефразируя H.L. Mencken). Что вы скажете о "магии драконов"? Магия драконов, выписанная Д.Дж. Конвэй (D.J. Conway) в ее книге "Танцуя с Драконами" (Llewellyn Publications, 1994), подразумевает вызов души дракона для помощи кому-то в его магической работе. "Призовите их вечную мудрость и мощь!" — говорит реклама на одной из книжек. Являясь одновременно драконом и практикующим магом (вот шутник-то — VG), я считаю обещания книги "Танцуя с Драконами" довольно глупыми — все, что мне надо, чтобы призвать "вечную мудрость и мощь дракона", это заглянуть внутрь себя. Все же целевая аудитория этой книги является — я в этом уверен — человеческой; и я могу понять, как она может помочь тем людям, которые не являются драконами. Как вы обнаружили свою драконность? Я заранее предупреждаю, что здесь я не могу говорить ни за кого, кроме самого себя. У каждого — своя история. На протяжении десятка лет я рос, как человек, затем постепенно понял, что не похож на остальных, затем пришел к выводу, что драконность прекрасно объясняет недостаток нормальности. Я собирал свидетельства и набирал опыт в течение многих лет, прежде чем пришел к выводу, что быть драконом — единственное объяснение, которое имеет внутренне непротиворечивый смысл. Более детальная версия истории (и самоанализ) находятся по адресу: http://www.ecis.com/~ddragon/history.html (англ.) Приятного чтения и удачи на пути ваших следующих встреч с драконностью! КОНТАКТНАЯ/АВТОРСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ Чтобы связаться со мной, пишите на faq@tomorrowlands.org(по-английски :-) — SK). Из-за ограниченного интернет-времени и объема писем, которые я получаю, я не могу обещать быстрого ответа. Но я по крайней мере читаю почту раз в день. Если у вас есть вопрос, не рассмотренный в этом ЧАВО, поместите "Draconity FAQ question" (или что-нибудь подобное) в поле Subject вашего письма, и я попытаюсь дать ответ в течении одного или двух дней. Особенно интересные вопросы будут добавлены в следующие версии ЧАВО по драконности, если только вы не укажете, что письмо частное. Копирайт Заранее прошу прощения за эту секцию, я постараюсь ограничиться одним параграфом. Если не оговорено обратного, этот документ (и любые его переводы или другие изменения), является интеллектуальной собственностью, охраняемой действующими законами об авторском праве, принадлежащей Бахилу (Baxil) или Тэду Рамспотту (Tad Ramspott), 1988. Он может свободно воспроизводиться и распространяться при соблюдении следующих условий: текст не был изменен никоим образом (исключая перевод или переформатирование) цитирование или другое использование этого документа сопровождается достаточным указанием авторства и включает URL полного и сходного документа он не распространяется (самостоятельно или вместе с другими материалами) за плату, превышающую стоимость носителя В противном случае, свяжитесь с автором перед использованием документа. (Почти GNU GPL, короче — SK.) Все изображения на этой странице (имеется в виду исходная страница Бахила, конечно — SK) созданы мной же. Условия использования и распространения — те же, но кроме того, пожалуйста не используйте их на ваших вебсайтах. Эти же условия распространяются на копирование или повторную публикацию настоящего перевода. Ссылка на постоянный адрес перевода — http://dragons-nest.ru/draconity/drakonnost_draconity.php — является обязательной. The URL of the official Draconity FAQ is http://www.ecis.com/~ddragon/faq/, and the text-only version is at http://www.ecis.com/~ddragon/faq/faq.txt. If you are reading this elsewhere, be advised that this document may be outdated; check the listed URLs for the latest version. The URL of the Russian translation of the official Draconity FAQ is http://dragons-nest.ru/draconity/drakonnost_draconity.php. Please keep this URL if you are copying this translation. Please do not modify this file.
  4. Чудеснейшая история о роговом Зигфриде ПРЕДИСЛОВИЕ ЗИГФРИД — легендарная фигура из «Песни о нибелунгах», воплощение идеального типа белокурого германского юного героя, который оказал особое влияние на национальный романтизм 19 в. и на цикл «Кольцо нибелунгов» Вагнера. И в негерманских странах эта фигура была довольно популярна: так, в Англии оборонительная система на западной границе с гитлеровской Германией называлась «Западным валом» или «Линией Зигфрида». В древнескандинавской «Старшей Эдде» этот герой носит имя Сигурд, сын Сигмунда и Хьордис, убийца дракона Фафнира («Речи Фафнира»). Убив дракона, он съедает его сердце, вследствие чего ему становится понятен язык птиц; позже он знакомится с валькирией Брюнхильдой, попадает к королю Гуннару и женится на его сестре Гудрун. Однако в молодом возрасте он был убит в постели сводным братом Гуннара Готтормом. В датской традиции этот герой носит имя Сивард; он освобождает гордую Брюнель, которая заключена на стеклянной горе. Сигурд съел сердце дракона и стал понимать язык зверей и птиц В немецких народных книгах существует выражение «роговой Зейфрид», который, выкупавшись в крови дракона, покрылся панцирем и стал неуязвимым. «Могу я и другое порассказать о нем. Он страшного дракона убил своим мечом, В крови его омылся и весь ороговел. С тех пор чем ни рази его, он остается цел.» «Песнь о Нибелунгах» Древние героические баллады изображают его победителем великанов и драконов. Рассказы о юном герое, который наделен «солнечными» чертами, пронизаны волшебством; его жизнь заканчивается в результате гнусных злодеяний, но он находит отмщение благодаря хитроумным действиям своей вдовы (известной обычно под именем Кримхильды), при этом погибает множество людей. «Об убийстве Зигфрида на южном Рейне Ворон на дереве громко кричит И у Атиллы покраснело железо. Клятвопреступление принесет убийце смерть.» «Песнь о Сигурде.»; Чудеснейшая история о роговом Зигфриде, что за удивительные приключения испытал этот достойный рыцарь, весьма примечательная и любопытная для чтения. * * * Вступление к этой примечательной истории Во многих историях рассказывается, как король Артур, что из Британии, во время оно держал пышный двор с самыми достойными рыцарями из всех живших в ту пору, и сидели они за Круглым столом; и посвятил он в рыцари прекрасного, еще совсем юного господина Виголейса, прозванного рыцарем Колеса, который вскоре после того, еще во цвете лет, испытал наичудеснейшие приключения, так что и поверить трудно; мало того, что он умерщвлял великанов и других рыцарей, а иных заставлял, во исполнение его воли, самих принести к Круглому столу весть о его победе над ними; но сверх того он убил ужасного дракона Пифона, с которым бы и целому войску не справиться. А также с превеликим трудом одолел околдованного змия и дракона, а вернее сказать самого дьявола Воланда и, наконец, после тяжкого поединка прикончил архикудесника Роаса в его собственном дворце и всю ту страну и королевство Тародус возвратил законной наследнице, а именно прекрасной девице Ларии, королевне, которую он (господин Виголейс) получил в награду за свои превеликие и тяжкие труды, подвиги и опасности, купно со всем королевством и землями. О чем можно обстоятельно и со всеми подробностями с немалым удовольствием прочитать в занимательной истории о господине Виголейсе. Почти в таком же роде будет и нижеследующая история, к которой мы обратимся без дальнейших отступлений и околичностей. КАК ЗИГФРИД БЫЛ РОЖДЕН КОРОЛЕМ ЗИГХАРДОМ, ПОКИНУЛ РОДИТЕЛЬСКИЙ ЗАМОК И ЧТО С НИМ ПРИКЛЮЧИЛОСЬ В ту самую пору, когда жил достойный рыцарь и витязь господин Виголейс (о коем мы упоминали во вступлении), в Нидерландах жил король по имени Зигхард, он родил со своей супругой единственного сына, названного Зигфридом, а что за приключения и опасности испытал оный королевич, вы услышите позднее. Мальчик вырос большим и сильным, посему он не стал слушаться отца и матери, а только и думал о том, как бы ему стать самому себе господином, или, как говорят, бароном, чем причинял немало забот своим родителям. Когда же король обратился за советом к своим советникам, те сказали ему, ежели сын не захочет остаться дома, пусть отправляется на поиски приключений, быть может, он одумается и из него еще выйдет доблестный витязь. Хоть королю и не очень-то пришелся по душе этот совет, все же было решено отпустить юношу. Зигфрид не мог дождаться, пока отец снарядит его, и отправился, не спросясь и не простившись, на поиски приключений. И вот идет он лесными чащами, а в желудке у него стало пусто и голодно, как вдруг видит на опушке густого леса деревню. Туда он и пошел. А у самого леса, за околицей, жил кузнец. К нему и зашел Зигфрид и спрашивает, не нужен ли ему слуга или подмастерье. Ибо Зигфриду теперь приходилось делать, что придется, — ведь он не был привычен к голоду, а между тем он уже два дня ничего не ел и долго шел. К тому же ему стыдно было бежать обратно домой, да и путь был неблизкий. Но позднее ему пришлось привыкнуть к голоду во время своих великих подвигов и приключений, о чем вам еще предстоит услышать. Кузнец же, увидев, что Зигфрид выглядит сильным и крепким, согласился взять его, дал ему есть и пить, в чем Зигфриду была превеликая надобность. А так как уже наступил вечер, он велел ему лечь спать. Наутро хозяин позвал своего подмастерья и повел его работать, чтобы посмотреть, как он с этим справится. И вот тут-то вы услышите чудеса, каким образом Зигфрид взялся за дело. КАК ЗИГФРИД РАСКОЛОЛ ЖЕЛЕЗО ПОПОЛАМ, А НАКОВАЛЬНЮ ВОГНАЛ В ЗЕМЛЮ, ОТЧЕГО ХОЗЯИН ПРИШЕЛ В ВЕЛИКИЙ ИСПУГ Итак, когда хозяин впряг в работу своего нового подмастерья, последний с такой неистовой силой ударил по железу, что оно раскололось надвое, а наковальня до половины ушла в землю, отчего хозяин пришел в страшный испуг, вцепился Зигфриду в волоса и слегка оттрепал его. Зигфрид же не привык к такому обращению — ведь он только что ушел от родителей, потому что не мог снести никакого гнета и принуждения. хотя то была не отцова воля, а это советники, желавшие избавиться от Зигфрида, дали такой совет королю. И вот, так как Зигфрид не мог стерпеть побоев, он схватил хозяина за шиворот и швырнул его оземь, так что тот долгое время не мог очнуться. Когда же он пришел в себя, то сделал знак своему слуге, чтобы тот пришел ему на помощь. Зигфрид обошелся с этим слугой так же, как с хозяином, по каковой причине последний стал раскидывать умом, как бы ему избавиться от Зигфрида. КАК ХОЗЯИН ПОСЛАЛ ЗИГФРИДА В ЛЕС С МЫСЛЬЮ ЧТО ОН НЕ ВЕРНЕТСЯ Так как хозяин и его слуга, как вы уже слышали, получили от Зигфрида изрядные пинки, им пришлось лечь в постель. И вот, когда ночь миновала и занялся день, хозяин зовет Зигфрида и говорит ему: «Мне сейчас позарез нужен уголь, а потому ступай в этот лес и принеси мне полный мешок углей, там живет угольщик, с которым я постоянно имею дело». На самом же деле он имел в виду дракона, сидевшего в лесу под липой (которую хозяин указал Зигфриду), и дракон этот должен был умертвить и пожрать Зигфрида. Зигфрид отправился в лес, ничего не подозревая, и думал только о том, как бы достать уголь. Вот подходит он к липе — тут, откуда ни возьмись, ему навстречу ужасный дракон, который, без сомнения, готовится пожрать его. Недолго думая, Зигфрид хватает первое попавшееся под руку дерево, вырывает его из земли и швыряет в дракона, который сразу запутался хвостом в сучьях и ветках дерева, так что не мог высвободиться; Зигфрид сумел воспользоваться этим — он стал вырывать деревья одно за другим и швырять ими в драконово отродье (а змеенышей этих вокруг было немало). Затем побежал к угольщику, взял у него огня и поджег деревья над змеенышами, так что все они сгорели. А сало их потекло ручейком. Зигфрид окунул в него палец, и когда сало застыло, оно превратилось в твердую роговую оболочку. Увидев это, Зигфрид разделся донага и намазал себе все тело драконовым салом, кроме одного места между лопатками, до которого он не мог достать, что и стоило ему впоследствии жизни, как вы в свое время услышите. Вот по этой причине его и стали звать роговым Зигфридом. КАК ЗИГФРИД ОТПРАВИЛСЯ КО ДВОРУ КОРОЛЯ ГИБАЛЬДА И ЧТО ТАМ ПРИКЛЮЧИЛОСЬ Когда Зигфрид оказался целиком покрыт роговой оболочкой, он подумал: «Отныне ты можешь стать рыцарем не хуже всех прочих», и отправился ко двору достославного короля Гибальда. Тот принял его радушно, и все, кто был там, оказали ему почет и уважение, так что напоследок он, хоть и не без опасных приключений, получил королевскую дочь. Этот король Гибальд жил со своим двором в Вормсе на Рейне, и было у него три сына и прекрасная собою дочь. И вот случилось так, что однажды жарким днем красавица подошла к окну подышать свежим воздухом, а тут — глянь, откуда ни возьмись, подлетел огромный ужасный дракон, так что весь замок будто пламенем объяло. Он унес с собой прекрасную девицу Флоригунду по воздуху, через горы и леса, так что тень его покрыла горы на целую четверть мили. Отец и мать пришли в такой ужас, что и описать невозможно. Особливо мать лила слезы день и ночь, так что все глаза себе выплакала. Дракон же принес девицу к себе на Драконову гору, улегся, положил голову к ней на колени и заснул. Но так как он был огромен и силен сверх всякой меры, то от одного его дыхания содрогалась вся Драконова гора. Можете легко вообразить, каково было красавице оставаться у такого мерзкого чудища и змия, как она тосковала, томилась и какие испускала вопли — все это и описать невозможно. Однажды, было это в день пасхи, дракон обернулся человеком, и тут красавица сказала ему: «Дражайший господин мой, как дурно поступили вы со мной, моим дорогим отцом, матерью и возлюбленными братьями. Прошло уже много дней, как вы принесли меня сюда, а мне так хотелось бы повидать моего горячо любимого отца, мать и братьев; если вы отнесете меня к ним, я торжественно клянусь вернуться с вами на эту гору или последовать за вами туда, куда вам будет угодно». На эти слова чудище ответило красавице: «Напрасно ты просишь об этом, ибо ты не только не увидишь никогда более отца, мать и братьев, но и вообще ни одной живой человеческой души». Это поразило девицу, как удар грома в самое сердце. Ее охватил такой страх и ужас, что она не могла вымолвить ни слова, а он сказал ей: «Тебе незачем так сокрушаться, а тем более стыдиться меня, ибо через пять лет, считая от сегодняшнего дня, я вновь стану человеком, так что ты должна провести со мной еще пять лет и один день, тогда ты станешь моей женой; знай же, что тебе предстоит, ибо впоследствии ты попадешь со мной в преисподнюю, где каждый день равен году». Как услышала девица эту ужасную речь, чуть было не лишилась чувств и вся затрепетала. Однако затем она от всего сердца воззвала к господу на небесах, уповая на его драгоценное милосердие и благодать, и от души помолилась, чтобы он по крайности сберег хоть душу ее (которую он искупил не златом или серебром, а своей бесценной кровью), а если будет на то его милостивая воля, освободил и избавил бы ее от тяжкого заточения. Затем девица молвила: «Ах, если бы мои братья ведали, где моя темница, я знаю, они помогли бы мне выбраться отсюда или расстались бы с жизнью. И так же точно мой дорогой отец не пожалел бы жизни. А более всего я скорблю о моей любимой матушке, я знаю, она день-деньской, как и я, плачет кровавыми слезами». В таких воплях и стенаниях целомудренная девица проводила день и ночь, так что нередко, обессиленная, падала без чувств на землю. ЗДЕСЬ КОРОЛЬ РАССЫЛАЕТ ПО ВСЕМУ СВЕТУ ГОНЦОВ ИСКАТЬ СВОЮ ДОЧЬ ФЛОРИГУНДУ Король и его супруга, нагоревавшись вволю, посовещались меж собой и порешили разослать гонцов во все концы света — искать свою дочь Флоригунду. Потом они каким-то образом разведали, что ее держит взаперти дракон на своей Драконовой горе и что освободить ее может один единственный рыцарь после неслыханных приключении и опасностей. Тем временем прошло без малого четыре года, как девица оказалась на Драконовой горе. И можно с уверенностью сказать, что к исходу пятого года это приключение ничем хорошим для нее бы не кончилось. Зигфрид меж тем достиг полного расцвета своих сил, так что, поймав медведя или льва, он хватал его в охапку и вешал на дерево, чем многих приводил в изумление. Однажды Зигфрид, отправившись на поиски прекрасной Флоригунды, заехал дальше обычного, и тут на узкой тропе повстречался ему огромный медведь. Зигфрид мужественно напал на него, убил и затем повесил на ближайшем дереве, ибо таков был теперь его обычай. А тут случилось, что король Гибальд со своей свитой выехал на охоту, чтобы немного развеять свои грустные мысли; сам того не замечая, он углубился в лес, прочь от своих спутников, и никого с ним не было, кроме Зигфрида, который постоянно находился при нем; и вдруг, откуда ни возьмись, навстречу королю выскочил большой сильный кабан. Король хотел пронзить зверя копьем, но Зигфрид опередил его и мечом снес кабану голову, так что тот мертвый свалился на землю, чему король немало удивился. Когда же слава о благородном Зигфриде разнеслась по всем землям и странам, король Гибальд стал все более и более выказывать ему свое расположение. Вскоре после того король французский, король испанский, король английский, шотландский и многие другие явились к королю Гибальду, чтобы утешить его и его супругу по случаю похищения их дочери. И тут он велел объявить турнир, чтобы посмотреть, как будет биться Зигфрид. Ибо на него он возлагал все свои надежды, так как слышал, что слава о нем разнеслась в самые дальние страны. И вот каждый стал ждать назначенного дня, чтобы увидеть, кто окажется лучшим на турнире и удостоится наивысшей похвалы. КАК ПРИ ДВОРЕ КОРОЛЯ ГИБАЛЬДА СОСТОЯЛСЯ ТУРНИР, НА КОТОРОМ ЗИГФРИД ВЫШЕЛ ПОБЕДИТЕЛЕМ И вот, когда настал назначенный день, все явились на поле боя в доспехах и с оружием, а площадка была поделена поровну, так, чтобы ни у кого не было преимущества перед другими. Нам бы следовало теперь рассказать о каждом рыцаре по отдельности, но это оказалось бы слишком длинным. Мы же намерены описать эту историю наикратчайшим образом. А если кому охота прочитать о подобных рыцарских поединках, тот найдет их в «Императоре Октавиане», «Прекрасной Магелоне», «Петре с серебряными ключами», «Белом рыцаре», «Господине Мумпельгарте, прозванном господином Кристофером», «Гуго» и особливо в «Рыцаре Понто» и прочих, к коим я и отсылаю читателя. Заметим только, что здесь сражались на рыцарский манер и многие рыцари были выбиты из седла. Но Зигфрид ни разу даже не покачнулся в седле, поэтому по окончании турнира его объявили победителем и наградили красивой золотой цепью, на которой висел драгоценный камень. Когда это увидели все присутствующие короли, князья, графы и господа, благородный Зигфрид с их ведома и согласия был посвящен в рыцари и ему были оказаны все подобающие почести. Было бы слишком долго рассказывать, что за пышные и великолепные празднества сопровождали это торжество. Посему я отсылаю благосклонного читателя к вышеупомянутым историям. КАК ЗИГФРИД ПРОВОДИЛ ЧУЖЕЗЕМНЫХ КОРОЛЕЙ. КНЯЗЕЙ И ГОСПОД ВОСВОЯСИ И ЧТО ПРОИЗОШЛО И ПРИКЛЮЧИЛОСЬ ДАЛЕЕ Когда все именитые рыцари распрощались с королем и рыцарь Зигфрид проводил их восвояси, он вновь вернулся ко двору и застал короля Гибальда и его супругу исполненных скорби и печали. Ибо как только зашел у них разговор об их дочери Флоригунде, тоска и тревога объяли им сердце. Зигфрид принялся утешать их, как только мог, и молвил: «Ваше величество, оставьте вашу безмерную скорбь. Я надеюсь, с божьей помощью, вскоре освободить вашу дочь». Слегка ободренные этими словами, они поужинали и легли спать. Ночью Зигфриду приснилось, будто он видит прекрасную Флоригунду, и это преисполнило его великой радости. Когда же ночь миновала и солнце мало-помалу возвестило наступление дня, Зигфрид проснулся, встал и оделся. И вздумалось ему поохотиться. Он взял своих гончих и выехал с ними совсем один на охоту. И вот оказался он в густом лесу, таком, что и дичь не осмелилась бы показаться. Тут, глянь, одна из лучших его собак устремилась в чащу, Зигфрид, снедаемый любопытством, — за ней, и неожиданно напал на след дракона, унесшего красавицу. Три дня, не пивши и не евши, скакал Зигфрид за гончей по следу змия, пока на четвертое утро не добрался до вершины горы. (Здесь Зигфриду пришлось голодать поболее, чем раньше, когда он впервые пришел к кузнецу, о чем уже рассказывалось выше.) Однако Зигфрид не думал о себе, а все о прекрасной Флоригунде. Меж тем, заметив, что конь его начал слабеть, он спешился, расседлал его и дал ему попастись немного, потому что овса у него с собой не было. А так как он и сам ослабел, то захотелось ему прилечь на траву. Вдруг, откуда ни возьмись, из леса выбегает огромный лев — и прямо на Зигфрида. Завидев это, он смекнул, что тут не до отдыха, смело ухватил его за пасть и, подобно Самсону, разодрал на части, так что лев пал мертвым к его ногам. Тогда он поднял зверя и повесил его на дерево, оседлал коня, сел на него и поспешил за своей гончей, ибо она продолжала вести его по следу. КАК ЗАКОВАННЫЙ В ЛАТЫ РЫЦАРЬ НАПАЛ НА ЗИГФРИДА НА БОЛЬШОЙ ДОРОГЕ, КАК ЗИГФРИД ОДОЛЕЛ И УМЕРТВИЛ ЕГО И ЧТО С НИМ ДАЛЕЕ ПРИКЛЮЧИЛОСЬ Зигфрид вновь сел на коня и успел проехать совсем немного, как ему повстречался рыцарь, весь закованный в латы, и обратился к нему с такой речью: «Кто бы ты ни был, молодой человек, поистине говорю тебе, ты не сделаешь ни шагу дальше, не скрестив со мной меча. Итак, сдавайся в плен, а если нет, ты погибнешь от моей руки». С этими словами он выхватил меч из ножен. Не долго думая, Зигфрид схватился за свой добрый меч и молвил: «Кто бы ты ни был, отважный рыцарь, защищайся как подобает мужу, ибо скоро это тебе понадобится, я научу тебя, как нападать на большой дороге на мужественного рыцаря». И они стали биться, да так сильно, что кругом искры полетели. Тут рыцарь в латах молвил Зигфриду: «Говорю тебе, витязь, сдавайся мне в плен, ибо на тебе нет доспехов, поэтому ты не можешь устоять против меня». Зигфрид же молвил: «Я скоро рассеку твои доспехи», и тут он схватил меч обеими руками и нанес им рыцарю такой жестокий удар, что сбил с него забрало. Тогда рыцарь сказал Зигфриду: «Плохо же тебе придется за это, до сих пор я тебя щадил». Тут он изо всех сил замахнулся мечом, думая рассечь Зигфриду голову. Но Зигфрид проворно отбил удар и угодил рыцарю в шею, так что тот упал с коня на землю. Зигфрид так же проворно соскочил с коня, подбежал к рыцарю, осмотрел его раны и, увидев, что они смертельны, пожалел, что так изранил рыцаря. Он снял с него доспехи, полагая, что, вдохнув свежего воздуха, рыцарь придет в себя. Это и вправду пошло тому на пользу, ибо рыцарь смог произнести еще несколько слов. Зигфрид молвил: «Теперь скажи мне, благородный рыцарь, откуда ты родом, как тебя зовут и в чем причина, что ты так злодейски напал на меня?». Рыцарь ответствовал: «Я бы все сказал тебе, если бы только на это хватило сил, но скажи мне, кто такой ты сам?». Зигфрид, которому великая охота была узнать от рыцаря что-нибудь новое, сразу ответил ему: «Меня зовут роговой Зигфрид». Услышав это, рыцарь молвил: «Благородный рыцарь, если ты тот, за кого себя выдаешь, я много наслышан о тебе, но вижу, что мне осталось недолго жить, поэтому, благородный Зигфрид, возьми мой щит и латы, скоро они тебе пригодятся, ибо здесь в этом лесу живет огромный великан по имени Вульфграмбер, он победил меня, так что я стал его пленником. Ибо сам я родом из Киликии, выехал на поиски приключений, невзначай забрел сюда в лес, а здесь этот великан одолел меня и сделал своим вассалом. Пока я не покорю ему еще пять рыцарей, я не буду вновь свободен. С тех пор я покорил ему всего лишь одного, а впредь мне уже никого не доведется покорить. А еще, суровый рыцарь Зигфрид, я хотел рассказать тебе об удивительном происшествии, приключивщемся в этом лесу с драконом, который держит в плену прекрасную девицу, но увы! я умираю». С этими словами он испустил дух. Когда Зигфрид услышал эти слова и увидел, что рыцарь так внезапно скончался, он чуть было не лишился чувств. Долгое время раскидывал он умом, как ему взяться за свое дело, и горько оплакивал рыцаря. «Ах, благородный рыцарь, — говорил он, — если бы господу было угодно сохранить тебе жизнь, чтобы я мог побольше узнать от тебя, где найти прекрасную Флоригунду. Но увы! тому не бывать!». Из его, рыцаря, доспехов Зигфрид взял всего лишь щит и шлем. «Ибо, молвил он, я уже три дня ничего не ел и так ослаб, что всех доспехов мне не снесть, а моя кожа (иными словами — роговая оболочка) — неплохие латы». С этими словами он надел на голову шлем, надел на руку щит, вновь сел на коня и поехал прямо в лес по следу, надеясь разыскать и спасти прекрасную Флоригунду или расстаться с жизнью. В такой тоске и тревоге он пребывал немало времени, не ведая, что находится так близко от Драконовой горы; и вот когда он дал шпоры коню, чтобы ускакать прочь из лесу, глянь, откуда ни возьмись, навстречу ему едет на вороном коне карлик по имени Эгвальд в роскошных одеждах, шитых золотом и серебром, усеянных драгоценными камнями, какие ему и пристало носить. Ибо он был несметно богатый король, что можно было понять по драгоценной золотой короне на его голове. КАК ЗИГФРИД ШВЫРНУЛ КАРЛИКА О КАМЕНЬ Как только карлик, то бишь король Эгвальд, завидел рогового Зигфрида, он учтиво приветствовал его, на что Зигфрид ответил с благодарностью и весьма подивился его драгоценным одеждам, а особливо чрезвычайно затейливой короне. А также свите, которая его сопровождала, а именно: тысяча карликов, все нарядные и в доспехах, которые предложили Зигфриду свою службу. Ибо добрая слава о нем донеслась и до этих карликов. Так как карлик, то бишь король Эгвальд, не мог прийти в себя от удивления от встречи с Зигфридом, как и почему тог попал в эти Края, он спросил его: что за причина привела его сюда одного, ведь к тому же здесь очень опасно оставаться. Зигфрид возблагодарил господа, указавшего ему путь-дорогу, дабы он мог осуществить свои намерения, и попросил короля Эгвальда, чтобы тот дал ему почувствовать в полной мере свою преданность и учтивость и указал бы, как быстрее добраться до Драконовой горы. Когда же карлик заговорил с Зигфридом и назвал его по имени, Зигфрид изумился и молвил: «Раз ты так хорошо меня знаешь, тебе без сомнения известно, как зовут моих родителей, я же, — продолжал он, — хотел бы знать, живы ли они». Карлик ответствовал: «Твоего отца зовут Зигхард, и он царствует в Нидерландах, твоя мать из благородного рода, зовется Адельгунда, и оба они еще живы». Когда Зигфрид услышал, что карлик обо всем так хорошо осведомлен, он подумал: дела мои пойдут еще на лад. Ибо он полагался на свою силу, которая была равна силе двадцати четырех отважных мужей. И затем он попросил короля указать ему дорогу на Драконову гору. Тут Эгвальд-король сильно перепугался и молвил: «Ты не должен желать этого, ибо на Драконовой горе живет ужаснейший дракон, он держит в плену молодую девицу, королевскую дочь, которую ни один человек не может вызволить, ее отца зовут Гибальд, а девицу — Флоригунда». При этих словах Зигфрид возликовал безмерно, что наконец-то он узнал наверное, где найти королевскую дочь, и сказал карлику, что этого ему довольно и что он ничего так страстно не желает, как спасти красавицу от проклятого дракона. Когда король Эгвальд услышал, что Зигфрид не хочет отступиться от своего намерения, он попросил у него дозволения удалиться с миром, ибо здесь он долее не останется. Зигфрид воткнул свой меч в землю и трижды поклялся, что не отступит ни на шаг, пока не освободит красавицу. Карлик же молвил: «Хотя бы ты еще трижды поклялся и хотя бы ты одолел полмира, все равно все будет тщетно и напрасно. Поэтому считай, что жизни твоей уже пришел конец, разве что ты отправишься сейчас же восвояси». Зигфрид молвил: «Ах, государь мой Эгвальд, этого не может быть, такому не бывать, не гоже вам пугать меня, лучше помогите мне спасти красавицу». Но так как карлик очень боялся опасных приключений, он хотел бежать, Зигфрид же схватил его за волосы и швырнул о каменную стену, да так, что его прекрасная корона рассыпалась на кусочки. Тогда карлик, то бишь король Эгвальд, молвил: «Умерь свою ярость, благородный рыцарь Зигфрид, и смени гнев на милость, пощади мою жизнь, я подам тебе совет и помощь, как могу». Зигфрид молвил: «Пусть дьявол отплатит тебе за это, говори». Тогда карлик, то бишь король Эгвальд, молвил: «Здесь у нас живет великан по имени Вульфграмбер, ему принадлежит вся эта местность, под его властью находится тысяча человек, во всем ему покорных. Он-то и хранит ключи от Драконовой горы». Тут Зигфрид возрадовался безмерно и молвил: «Покажи мне его поскорее, чтобы я мог прийти на помощь красавице и спасти ее, если же ты откажешься, то умрешь». И тот показал ему дорогу к горе у каменной стены, где жил великан. Когда Зигфрид услыхал это, он постучался в дверь и приказал великану выйти к нему. Как только великан услышал это, он в гневе и ярости выскочил из дома с железной жердью в руке и, завидев Зигфрида, закричал: «Какой дьявол привел тебя в этот лес, не надейся унести отсюда ноги!». Зигфрид молвил: «Вот уже четыре года ты держишь взаперти в Драконовой горе красавицу, она плачет и тоскует, посему я требую, чтобы ты выдал мне ее, ибо я знаю, что ключ от Драконовой горы у тебя». Услышав эти слова, великан исполнился гнева и ярости, схватил железную жердь и обрушил на Зигфрида такой чудовищный удар, что с деревьев кругом посыпались сучья, а жердь почти наполовину ушла в землю. Но удар пришелся мимо, так что не причинил витязю ни малейшего вреда, ибо Зигфрид успел отпрянуть в сторону. ЗИГФРИД СРАЖАЕТСЯ С ВЕЛИКАНОМ ВУЛЬФГРАМБЕРОМ ЗА КЛЮЧИ ОТ ДРАКОНОВОЙ ГОРЫ Великан, увидев, что промахнулся, разъярился еще более и обрушился на витязя с такой силой, как если бы хотел разрубить его на куски Но Зигфрид быстро и проворно отскочил на три пяди назад и выхватил свой добрый меч И в то время как великан от столь сильного удара выпустил жердь из рук, Зигфрид снова прыгнул вперед и нанес ему такую глубокую рану, что кровь хлынула из нее ручьем. Тогда великан промолвил, полный гнева: «Эй ты, молокосос, неужели ты отваживаешься сразиться со мной, когда меня убоялось целое войско. Ты бы лучше пожелал оказаться за тысячу миль отсюда, но на это не надейся,- ибо ныне тебе пришел конец. Я покажу тебе, на что я способен» И с этими словами он снова обрушил на витязя такой могучий удар, что жердь целиком ушла в землю. Он, без сомнения, сразил бы Зигфрида, но тот снова проворно отскочил в сторону, не испытав ни малейшего вреда, и затем, нимало не мешкая, дал великану в свою очередь понять, что и он не младенец — он снова нанес ему глубокую рану в живот, так что тот чуть было не упал наземь. Это рассердило великана свыше всякой меры. Он спасся бегством за каменную стену и перевязал, как мог, свои раны Зигфрид между тем стоит и размышляет, как бы ему все же спасти красавицу, и вновь стучится в жилище великана, который ответил ему, что не заставит себя долго ждать, скоро выйдет, и тут ему будет крышка. Тем временем великан надел доспехи — золотой панцирь, закаленный в крови дракона. Шлем же его был сделан прочно и искусно сверх всякой меры. Щит был из доброй стали, толщиной в ступню, а в руках у него была жердь не хуже первой, такая острая со всех четырех граней, что с одного удара могла расколоть колесо телеги, каким бы прочным железом оно ни было оковано. Сверх того, у него на боку висел огромный, искусно выкованный меч. Вооруженный таким образом, он снова выскочил из-за каменной стены, исполненный гнева и ярости, а когда он носил все это оружие, то не боялся сразиться с целым войском, и обратился к рыцарю Зигфриду. «Ну-ка, скажи, маленький злодей, какого дьявола ты сюда явился, чтобы убить меня в моем собственном доме?». Зигфрид молвил: «Ты лжешь, как пес, я вызвал тебя выйти ко мне». — «Что? — вскричал великан — Так ты еще и хорохоришься? Ты еще трижды пожалеешь, что явился сюда Я повешу тебя на первом дереве». — «Ах, злодей, — отвечал Зигфрид — Ты думаешь, я за этим пришел? Поистине, нет, господь не попустит этого И я говорю тебе прямо, если ты не поможешь мне добыть красавицу из Драконовой горы, я прикончу тебя; и будь ты хоть сам дьявол, господь бог еще сильнее, он отдаст тебя в мои руки» — «Чтоб я помог тебе добыть девушку?- воскликнул великан — Тому не бывать, ты еще не знаешь моей силы и мощи, вот погоди, я тебя так проучу, что тебе будет не до женщин» — «Хвастун, — молвил Зигфрид,- помоги мне добыть красавицу, или я проучу тебя и покажу, кто я такой и на что способен». С этими словами они набросились друг на друга с такой яростью что из шлемов и мечей посыпались искры Зигфриду мнилось, что он все еще у своего хозяина-кузнеца бьет по наковальне, он собирался так же точно вогнать в землю великана, и это ему почти что удалось Он нанес врагу страшный удар, затем вскочил на коня, ибо по сравнению с великаном был слишком мал ростом, и мечом нанес ему смертельную рану, так что тот упал на землю Затем, после долгого поединка, он нанес великану Вульфграмберу такой удар, что тот рухнул на землю, и кровь его полилась ручьями. Когда великан оказался поверженным с шестнадцатью глубокими ранами, он взмолился, чтобы рыцарь пощадил его жизнь и вынужден был, вопреки своей воле, отдать должное отважному рыцарю «Теперь, — сказал он, — ты можешь по праву носить звание рыцаря, ибо ростом ты невелик и по сравнению со мной почитай что дитя, а все равно ты меня одолел. Если ты оставишь мне жизнь, я отдам тебе все свои доспехи и самого себя в залог своей верности». Зигфрид же молвил «Тебе нечего опасаться меня, если только ты поможешь мне добыть красавицу Флоригунду из Драконовой горы». И великан обещал быть ему верным помощником в этом деле. КАК ВЕЛИКАН ВУЛЬФГРАМБЕР ПОКЛЯЛСЯ ЗИГФРИДУ. ЧТО ПОМОЖЕТ ЕМУ ДОБЫТЬ КРАСАВИЦУ ИЗ ДРАКОНОВОЙ ГОРЫ Тут великан Вульфграмбер поклялся Зигфриду торжественной клятвой, что поможет ему добыть красавицу. «Тогда и я клянусь (молвил Зигфрид) сохранить тебе жизнь», и сам, как мог, перевязал великану раны и сказал ему: «Ты легко мог бы избежать этих ран, ибо если бы мы с такой же силой бились за красавицу, мы, без сомнения, добыли бы ее А теперь скажи-ка, друг, — молвил Зигфрид, — как нам лучше всего взобраться на Драконову гору» «Это я тебе покажу»,- молвил вероломный великан (ибо, как вы скоро услышите, недолго держал он свое слово) и повел его в мрачное ущелье, по дну которого протекал бурный поток, так что шум от него отдавался жутким эхом и воем меж скалами и Драконовой горой. И вот, пока они шли этим ущельем и Зигфрид ничего не опасался, а только страстно ждал минуты, когда узрит красавицу и дракона; пока он шел, погруженный в эти мысли, великан смекнул: «Настал час сквитаться с тобой за нанесенные раны», и тут этот вероломный злодей нанес рыцарю сзади такой страшный удар, что тот упал на землю и кровь хлынула у него изо рта и из носа Никогда еще Зигфриду не доводилось получать такой сильный удар кулаком, какой был ему ныне нанесен бесчестным плутовским способом Великан, без сомнения, прикончил бы его, если бы тем временем не появился карлик Эгвадьд и не спас Зигфриду жизнь своим искусством. Падая, Зигфрид, однако, успел прикрыться щитом, чтобы защитить себя от новых ударов, и вот он лежал под ним без чувств и без сознания. КАРЛИК НАДЕВАЕТ НА ЗИГФРИДА ШАПКУ-НЕВИДИМКУ ЧТОБЫ ВЕЛИКАН НЕ УВИДЕЛ ЕГО И вот, когда Зигфрид лежал таким образом на земле под своим щитом, появился карлик и надел на него шапку-невидимку, чтобы великан не увидел его. Тут великан забегал вокруг как бешеный, не понимая, что случилось. «Дьявол, что ли, тебя унес,- говорил он,- или господь бог? Только что ты лежал передо мной простертый на земле, а теперь тебя нет, что за чудо?» Тут карлик не мог не посмеяться про себя, поднял Зигфрида, усадил его, и сам сел рядом с ним Придя в себя, Зигфрид от всего сердца поблагодарил карлика «Господь воздаст тебе, — молвил он, — за то, что ты так благородно поступил со мной, между тем как я этого у тебя совсем не заслужил». «Да, благородный рыцарь, — молвил карлик, — тебе есть за что благодарить господа, ибо не приди я вовремя на помощь, тебе пришлось бы совсем худо, но прошу тебя, не думай впредь о красавице и не пытайся освободить ее, чтобы с тобой не приключилось еще что-нибудь похуже Ибо теперь в шапке-невидимке ты можешь, ничего не опасаясь, покинуть это место». Зигфрид молвил: «Напрасны и тщетны твои просьбы, неужто я на- прасно и тщетно потратил столько труда и усилий? Тому не бывать, и будь у меня тысяча жизней, я рискнул бы всеми, даже если бы мне не осталось ни одной». С этими словами он сорвал с себя шапку-невидимку, схватил обеими руками меч и, полный ярости и гнева, мужественно бросился на великана, коему нанес еще восемь глубоких ран Тогда великан вскричал: «Ты такой маленький человечек, а бьешь с такой силой! Что проку тебе в моей гибели, раз после меня не останется никого в целом свете, кто помог бы тебе добыть девицу». Зигфрид вспомнил о великой любви, которую питал к красавице, и оставил великану жизнь, а потом молвил- «Тогда убирайся, но только иди передо мной и показывай мне дорогу к девице, а не то я отрублю тебе голову, даже если весь мир провалится в тартарары заодно с тобой!». Великан, увидев, что Зигфрид не шутит, взял в руки ключ, пошел перед ним прямо к Драконовой горе и отпер дверь, которая была запрятана под землей на глубине восьми саженей и замкнута. Когда дверь была отперта, Зигфрид вырвал у него ключ и сказал «А теперь убирайся прочь, низкий вероломный негодяй, и покажи мне дорогу к девице, не то ты заплатишь мне головой за свое предательство» И вот, пока они подымались на огромную скалу, оба порядком устали, особенно великан; тот охотно присел бы отдохнуть, ибо раны его давали себя чувствовать, но Зигфрид силой подгонял его идти вперед. Между тем благородный рыцарь Зигфрид завидел красавицу, чему возрадовался всем сердцем. Флоригунда же заплакала от радости, завидев отважного рыцаря, и молвила: «Этого рыцаря я не раз встречала при дворе моего отца», и она приветствовала его и пожелала узнать, как живется ее отцу, матери и трем братьям в Вормсе. Коротко сообщив ей, что четыре дня тому назад, при его отъезде, они пребывали в добром здравии, он молвил: «Целомудренная дева, перестаньте печалиться и грустить, собирайтесь в путь-дорогу, ибо нам здесь недолго оставаться» — «Ах, мой благородный рыцарь, — молвила девица, — я весьма тревожусь за вас, что вам не удастся увезти меня отсюда без кровавого поединка, но боюсь, что вам не одолеть ужасного дракона, ибо это сам дьявол во плоти». — «Хоть бы он и был самим дьяволом, целомудренная дева, — молвил Зигфрид, — неужто все мои тяжкие труды и старания были впустую? Тому не бывать Либо я спасу вас, либо сложу голову Уповайте вместе со мной на господа в небеси, воззовите к нему сердцем и устами, чтобы он ниспослал мне силу и мощь». Девица от всего сердца помолилась господу, дабы он ниспослал рыцарю силу и мощь избавить ее наконец от жестокого дракона Она также поблагодарила рыцаря за то, что ради нее он взвалил на себя такие труды и опасности и поклялась ему в верности, если он спасет ее, как оно и случилось на самом деле. Зигфрид успокоил девицу и сказал, что ни в чем не уступит дракону, а, напротив, с божьей помощью одолеет его или расстанется с жизнью. Тут великан, то бишь Вульфграмбер, говорит Зигфриду. «Взгляни, прямо перед тобой в стене ты найдешь клинок необыкновенной красоты, выкованный самым искусным мастером на свете, а без него никаким другим тебе не одолеть дракона». Зигфрид, не подозревая ничего худого, с жадностью протянул к мечу руку, как вдруг вероломный негодяй, чье имя даже и повторять не стоит, нанес благородному Зигфриду глубокую рану, так что тот едва удержался на одной ноге на Драконовой горе. Тут витязь, разъярившись, ринулся на предателя, и вновь начался такой бой, что от него содрогалась вся Драконова гора Красавица ломала руки, рвала на себе свои золотистые волосы и из глубины сердца взывала к господу, чтобы он поддержал праведника. Рыцарю же она крикнула «О, смелый витязь, сражайся за свою жизнь, как надлежит мужу, спаси меня, несчастную деву, вспомни о превеликих трудах, которые ты уже вынес ради меня!» Услышав эти сетования девицы, Зигфрид молвил «Не горюйте, прекрасная дама, тому нет повода» А великан подумал: дело плохо, теперь - или пан, или пропал, и напряг все свои силы, которых, однако же, оставалось совсем немного Тут Зигфрид запустил руку в его раны и разодрал их так, что кровь ручьем заструилась с горы. Великан рухнул на землю, дрожащим голосом умоляя рыцаря дать ему восчувствовать его доблесть и подарить ему жизнь. И признал еще, что трижды предал его. «Теперь,- молвил он,- когда вы видите, что я лежу обессиленный, вам нечего меня опасаться». Однако Зигфрид» видя, что красавица отныне в его власти и ключ от Драконовой горы у него, не обратил внимания на мольбы великана, а сбросил его вниз с горы, так что тот разбился насмерть. Тут красавица засмеялась и возликовала свыше всякой меры и возблагодарила господа за то, что он ниспослал рыцарю силу и мощь. Рыцарь же, ликуя, подошел к девице, целомудренно обнял ее и молвил: «Утешьтесь, прекрасная дама, ваши страдания скоро сменятся радостью и счастьем». Красавица от всей души поблагодарила рыцаря взволнованными словами, но напомнила ему, что этого еще недостаточно, ибо она опасалась, что дракон еще причинит им немало беспокойства. «Это не беда, — возразил рыцарь, — а вот что меня всего более печалит, это то, что я уже четыре дня ничего не ел и не пил, а спал и того менее». Эти слова услышал карлик Эгвальд и, равно как и девица, испугался свыше всякой меры; он сразу же побежал и распорядился, чтобы витязю принесли поесть, вызвался снабдить его и красавицу едой и питьем по меньшей мере на две недели и сам прислуживал им за столом вместе ее» своими братьями и товарищами. ЗИГФРИД СЕЛ С ДЕВИЦЕЙ ЗА СТОЛ, ЧТОБЫ УТОЛИТЬ СВОЙ ГОЛОД И ЖАЖДУ, КАК ВДРУГ ЯВЛЯЕТСЯ ДРАКОН И С НИМ ЕЩЕ СЕМЬ ЗМЕЕНЫШЕЙ Когда подали еду — какую уж могли приготовить в спешке, — Зигфрид сел с красавицей за стол, чтобы подкрепиться и вновь обрести свою прежнюю силу. Но не успел он сделать и глотка, как вдруг, откуда ни возьмись, из-за гор появился в воздухе ужасный дракон, а с ним семь змеенышей, и горы от этого содрогнулись, словно бы готовы были рухнуть, так что немудрено было бы и помереть со страху. Красавица страшно испугалась, так что пот выступил у нее на лице, а все карлики, прислуживавшие за столом, разбежались. Зигфрид же взял край своей шелковой одежды и вместо носового платка вытер им заботливо девице пот с лица и молвил: «Не отчаивайтесь, моя красавица, господь нам поможет». — «Ах, дорогой мой господин, — воскликнула девица, — если бы даже вам помогал весь свет, все равно теперь нам пришел конец». — «Господь не допустит этого, моя дорогая, — молвил рыцарь, — это речь женщины, рыцарь же скажет по-иному; пока с вами господь бог и я, ничто не грозит вам, кто посмеет отнять у вас жизнь, которую дал вам господь?». Пока влюбленные беседовали подобным образом, дракон подлетел совсем близко, извергая перед собой пламя на расстояние трех копий, так что гора раскалилась, словно горела огнем. Дракон меж тем ударился о гору с такой силой, что она треснула и содрогнулась, как если бы собиралась рухнуть. Зигфрид с красавицей, находившиеся под горой, страшно перепугались, думая, что скала обрушится и завалит их (ибо они укрылись от великого жара внизу в пещере, чтобы выждать, пока пламя, которое дракон принес с собой, без сомнения, из преисподней, немного не остынет и не угаснет). Этот дракон некогда был прекрасным юношей и за любовные дела был проклят одной женщиной, так что при нем безотлучно находился сам дьявол во плоти, коему он должен был служить телом и душой. Но он сохранил человеческий разум и обладал дьявольской силой, поэтому он и похитил красавицу, которую собирался по прошествии пяти лет, когда вновь обретет человеческое обличье, взять в жены. Хотя красавица и жила надеждой, что он по прошествии пяти лет вновь примет человеческое обличье, все же она испытывала перед ним такой ужас, как перед самим дьяволом, и легко можно вообразить, что она никогда и вовеки веков его бы не полюбила. Дракон же разъярился сверх всякой меры из-за того, что у него хотят похитить его красавицу, которую он кормил и поил вот уже более четырех лет, а зимой согревал своим жаром, защищая от холода, который на Драконовой горе был лютым и нестерпимым. Ибо зимой он ложился поодаль пещеры и удерживал ветер, мороз и холод, чтобы девице не приключилось от этого неудобства (кроме тех случаев, когда он отправлялся на поиски пищи). К тому же он собирался вскоре взять ее в жены, поэтому он чуть было не лопнул с досады. КАК ЗИГФРИД СРАЖАЛСЯ НА ГОРЕ С ДРАКОНОМ Зигфрид не мог долее усидеть в пещере; вооружился как только мог, взял свой добрый меч, на который ему указал великан на Драконовой горе, когда замыслил обманным образом убить его, и отправился с ним на Драконову гору. Едва завидев Зигфрида, дракон набросился на него с такой страшной силой, что и поверить невозможно. Разгорелся такой бой, что гора затряслась, словно готова была рухнуть. Зигфрид мужественно защищался, как только мог, но ничего не в силах был поделать — дракон своими чудовищными когтями вырвал у витязя щит. К тому же он источал вокруг себя такой жар, что скала стала похожа на кузню, и у Зигфрида пот струился градом по всему телу. Когда эти двое затеяли между собой такой жестокий турнир, карлики были вынуждены бежать из горы в лес. Ибо они опасались, что скала рухнет и раздавит их всех. А внутри горы находилось двое сыновей Эгварда, то были братья Эгвальда, которые стерегли там клад своего отца. Когда пришлось им спасаться бегством, они укрыли клад в пещере у каменной стены, под самой Драконовой горой, каковой клад впоследствии нашел Зигфрид, но, впрочем, это не пошло ему на пользу, как вы со временем услышите. Карлик Эгвальд не знал, что другие карлики бежали, а также ничего не знал о кладе, который они укрыли Ибо он спрятался, чтобы посмотреть, чем кончится страшный бой, дабы в случае нужды послужить Зигфриду своим искусством Ведь если бы Зигфрид потерпел поражение, пришел бы конец и карликам — дракон ведь знал, что карликам известна дорога в его Драконову гору. Когда Зигфрид оказался не в силах более выносить нестерпимый жар, источаемый драконом, ибо роговая оболочка на его теле совсем размякла. он бежал вниз к красавице, в глубь горы, чтобы рог вновь затвердел и великий жар на горе немного поостыл Вот тут-то он и нашел несметный клад, укрытый карликами Он же подумал, что это дракон укрыл свой клад, чтобы забрать его, когда вновь станет человеком, или же что это клад великана, которого он убил. Но что клад принадлежит карлику Эгвальду — этого он не знал. Тут красавица сказала Зигфриду: от карлика Эгвальда она услыхала, что дракон привел с собой еще шестьдесят маленьких драконов, поэтому ей теперь пришел конец. Зигфрид же подумал «Я должен все же попытать счастья, кто знает? Когда опасность подступает, тут божья милость помогает. А если я не смогу выдержать жар, я вновь укроюсь 1ц пещере, пока мой рог опять не затвердеет, тогда я снова вступлю в бой — и так, пока хватит сил и пока буду жив». «Если уж нам обоим суждено погибнуть, — сказал красавице Зигфрид, — ну что ж, пусть будет так, но сначала я дам бой, как подобает рыцарю. А вас пусть сохранит господь и молитесь за меня усердно, дабы он ниспослал мне силы и упорства противостоять жестокому дракону». С этими словами он упал на колени и произнес следующую молитву: Господь мой, в страшном том бою Яви мне благостынь свою. Небесной силой осенен, Я буду жив, а мертв — дракон Закончив эту молитву, он уверенно и бесстрашно взошел на Драконову гору, чтобы еще раз попытать счастья. Едва завидев дракона со всеми его змеенышами, он схватил обеими руками меч и с такой яростью обрушился изо всех сил на чудовище, словно хотел разрубить его пополам, а молодые драконы во время схватки все разбежались и умчались туда, откуда явились. Но старый дракон остался и продолжал извергать на своей треклятой пасти на Зигфрида синее и красное пламя с такой силой, что несколько раз чуть не повалил витязя на землю. Сверх того. лукавый дракон весьма ловко пользовался своим хвостом, опутывая рыцаря его петлями, так чтобы сбросить его с горы. Но Зигфрид, поручивший себя господней воле, был увертлив и проворен, подпрыгивая вверх, он ускользал из петли и старался всеми силами отрубить змию хвост; для этого, собрав все свои силы, он схватил меч и нанес дракону такой меткий удар по хвосту, что отсек его начисто, как если бы его и вовсе не бывало Как увидел дракон, что нет у него хвоста, разъярился на рыцаря и решил сжечь его своим пламенем; он извергнул на него столько жару, как если бы на горе разложили целый костер из углей, так что и у дракона и у Зигфрида совсем размякла роговая оболочка Зигфрид же, увидев, что его добрый меч вонзился дракону в самое тело, воспрянул духом, обрел новые силы и нанес такой жестокий и меткий удар, что разрубил дракона на две части, и одна половина полетела вниз с горы и разбилась на тысячу кусков. Тогда Зигфрид сбросил в пропасть и вторую, так что она разлетелась на кусочки. ЗДЕСЬ ЗИГФРИД ОТ ЖАРА И СИЛЬНОЙ УСТАЛОСТИ ПАДАЕТ БЕЗ ЧУВСТВ Когда красавица, заслышав у себя в пещере ужасающий вопль, шум и грохот от падения дракона, поняла, что Зигфрид одолел его, она взбежала вверх на гору, исполненная радости, страха и ужаса, и видит — ее спаситель лежит простертый на земле весь бледный, в изнеможении от своих ратных трудов и от жара. А губы у него были чернее угля, так что ни малейших признаков жизни не было заметно. Тут девица хотела было бежать, может, она испугалась, что возвратятся другие змееныши, или же хотела позвать на помощь карлика Эгвальда, короче - она упала без чувств и, конечно, тут же и скончалась бы, если бы к ней не бросился на помощь карлик Эгвальд. После того как благородный рыцарь пролежал немало времени без чувств и без сознания, его жизненные силы понемногу стали пробуждаться, и он перевел дух. Приоткрыв глаза, он приподнялся, а посидев немного и осмотревшись кругом, увидел, что его красавица лежит неподалеку на земле. Он страшно перепугался, вскочил, направился к ней и в отчаянии упал перед ней на колени, охватил руками, стал трясти и теребить ее — авось удастся заметить хоть маленький признак жизни, и ударился в горькие сетования: «Ах! Смилуйся, господи, неужели за все мои труды и опасности и тяжкий бой мне достанется всего-навсего мертвая красавица? Худая это будет радость твоим родителям! Увы! зачем я пришел сюда!». И вот, когда уже прошло немало времени в таких сетованиях, на счастье прибежал карлик Эгвальд, принес с собой корень и дал его Зигфриду, чтобы тот вложил его в рот девице. В то же мгновение она пришла в себя, жизнь помаленьку вернулась к ней, она приподнялась и обняла витязя Зигфрида, с ласковой, но стыдливой повадкой, как ей и подобало. Тут карлик Эгвальд молвил витязю: «Вероломный великан Вульфграмбер покорил нас в этой горе (а нас тут более тысячи) и заставил отдать ему во владение нашу собственную землю, от этого вы нас избавили, за что мы вас нижайше благодарим и предлагаем вам свою службу; все мы, сколько нас есть, будем сопровождать вас до Вормса на Рейне, ибо нам хорошо ведомы все пути-дороги». За что Зигфрид его весьма горячо поблагодарил. Меж тем карлик пригласил рыцаря купно с красавицей к себе в гору, разделить с ним трапезу, в чем Зигфриду была и вправду превеликая нужда. А там все уже было приготовлено наилучшим образом, и пока Зигфрид утолял свой голод и жажду яствами и напитками, карлики суетились вокруг него и подносили самое лучшее, что они могли раздобыть и приготовить в такой большой спешке. Карлик же Эгвальд был весьма озабочен тем, чтобы усладить их слух самой наилучшей своей музыкой, которая доставила им превеликое удовольствие. Когда же трапеза была окончена, кругом стали разносить всевозможные конфеты на золотых блюдах, и карлики не раз и не два выпили за здоровье благородного рыцаря Зигфрида и его любезной. Карлики весьма развеселились, плясали и скакали вокруг них, но рыцарь Зигфрид изрядно устал, ибо вот уже четыре дня и три ночи не ложился спать, посему он попросил, чтобы ему и его красавице дали покой. Услышав это, король Эгвальд распорядился, чтобы витязю и красавице приготовили роскошные постели. Меж тем Зигфрид удалился с прекрасной Флоригундой и молвил ей: «Прекраснейшая госпожа Флоригунда, скажите же мне теперь, как могли вы столько лет прожить у мерзкого дракона?» — «Мой благородный рыцарь, — молвила девица, — вы можете вообразить, каково мне было. Но скажите же мне и вы, мой досточтимый рыцарь, как случилось, что вы пустились в это странствие и что побудило вас искать столь опасного приключения, поставить на карту жизнь и отважиться на смертельный поединок?». Зигфрид отвечал: «О, добродетельная и высокочтимая дева Флоригунда, к этой опасной поездке и к этому, слава тебе господи, благополучно завершившемуся приключению побудило меня не что иное, как ваша благосклонность и благородная добродетель, вот единственная причина того, почему я невысоко оценил свою жизнь и поставил ее на карту, чтобы спасти вашу». Когда он произнес эти слова, у прекрасной Флоригунды ручьем полились по щекам слезы, она сняла с руки прекрасный перстень с драгоценными алмазами и надела его на палец рыцарю. Зигфрид также не пожелал остаться в долгу, снял с шеи золотую цепь, которой его наградили на турнире при дворе ее отца, и надел красавице на ее белоснежную шею, и тем самым была скреплена их любовь и верность. За всеми этими речами солнце успело закатиться за горы, мало-помалу черные тучи застлали ярко озаренное небо, а у Зигфрида начали смыкаться глаза. Увидев это, прекрасная Флоригунда подала знак карлику, королю Эгвальду, и попросила его сделать так, чтобы рыцарь мог удалиться почивать. И тогда рыцарю показали роскошное ложе под прекрасным пологом, на котором был искусно вышит и выткан небосвод со всеми звездами. Зигфрид молвил: «Доселе я отдыхал под звездным небом среди листвы и трав, но спалось мне худо, теперь же, под этим бархатным небосводом, на мягком ложе я, с божьей помощью, крепко засну». Флоригунде устроили ложе поблизости от него, но отдельно. Когда они помолились на ночь и препоручили себя господу, оба спокойно заснули и проспали до самого утра. Когда же настало утро и лучи солнца показались из-за вершины гор, прекрасная Флоригунда пробудилась ото сна, проворно поднялась с ложа, помолилась, умылась и возблагодарила господа за то, что он хранил ее эту ночь и всю ее прежнюю жизнь и столь милостиво спас от страшной опасности. А потом она подошла к ложу рыцаря, ибо тревожилась за него из-за всех тяжких трудов и опасностей, которые ему пришлось претерпеть. Когда же она увидела, что рыцарь еще спит, она не стала тревожить его покой, села и запела утреннюю песню, да так чудесно, что рыцарь от этого проснулся и побледнел от смущения, что так заспался. Но это было ему простительно из-за его великой усталости и тяжких трудов. Флоригунда отошла в сторонку, чтобы рыцарь мог одеться, он же встал, умыл руки и лицо, помолился, а затем смиренно подошел к девице Флоригунде, пожелал ей доброго утра и спросил, скоро ли ей будет угодно отправиться к своим родителям? «Да,- отвечала красавица,- я хочу того всем сердцем». Тут появился карлик Эгвальд, ласково приветствовал влюбленную пару и спросил, как они спали-почивали? Они отвечали ему: «Прекрасно». Зигфрид пожелал проститься с карликом, карлик просил остаться подольше, от чего Зигфрид учтиво отказался. Посему карлик распорядился поскорее приготовить завтрак. Когда они немного подкрепились, Зигфрид распрощался с королем Эгвальдом и его двумя братьями (которые также были королями) и отправился в путь со своей прекрасной Флоригундой. Король Эгвальд подарил Флоригунде на дорогу коня в роскошной сбруе, просил рыцаря и Флоригунду не забывать его своей благосклонностью, выразил готовность служить им всем, чем может, а потом все три короля, то бишь карлик Эгвальд и его братья, обратились к Зигфриду с такой речью: «Благородный рыцарь, наш отец Эгвард скончался от горя, а потом ваша богатырская рука одолела и прикончила чудовищного великана Вульфграмбера, за что мы вас нижайше благодарим, ибо иначе нам всем пришел бы конец за то, что мы сказали вам, что у него ключ от Драконовой горы. Так вот, чтоб вы знали, сколь много мы вам благодарны, мы все отправимся сопровождать вас в Вормс, и дабы с вами в дороге не стряслось какой-нибудь беды, нас поедет сотня или поболее того». КАК ЗИГФРИД ОТПРАВИЛСЯ В ПУТЬ С КРАСАВИЦЕЙ, А КОРОЛЬ ЭГВАЛЬД ЕХАЛ ВПЕРЕДИ НА ВЕЛИКОЛЕПНОМ КОНЕ И УКАЗЫВАЛ ИМ ДОРОГУ Зигфрид простился с карликами и велел им всем оставаться дома, кроме короля Эгвальда, тот должен был показывать ему дорогу, что он и сделал весьма охотно, сел на своего прекрасного коня и поехал впереди них. И вот, когда они ехали, Зигфрид сказал Эгвальду: «Я заметил на Драконовой горе, что ты сведущ в искусстве астрономии, поэтому прошу тебя, скажи мне, что со мной еще случится в будущем». — «Раз ты мен» просишь, я охотно отвечу тебе, — молвил карлик, — но, боюсь, тебе это придется не по вкусу». — «Ежели мне так хочется, — молвил Зигфрид,- не все ли тебе равно, что со мной будет». — «Что ж, ладно,- молвил карлик, — так знай же, что прекрасная дева, которую ты сейчас везешь с собой, будет тебе женой всего лишь восемь лет, затем тебя предательски убьют. Но жена твоя жестоко отомстит за твою смерть, и много славных. витязей из-за этого прикажут долго жить, но и твоей жене эта война в конце концов принесет смерть». — «Ну, раз моя гибель будет так славно отомщена,-молвил Зигфрид,-мне незачем знать своего убийцу», и с этими словами он велел королю Эгвальду повернуть коня, что тот и сделал и, горько плача, отправился обратно к себе на Драконову гору. Тут Зигфрид вспомнил о кладе, который он нашел там в пещере, а потом совсем позабыл о нем, и ему пришли в голову две мысли — одна, что это великанов клад, другая-что драконов, как мы уже о том говорили. Но на карликов он никак не мог подумать, иначе он никогда бы не взял его, ибо это принесло ему мало радости, как вы скоро услышите. Тот клад принадлежал королю Эгварду, и ни один король не был равен богатством этому кладу, ну, а если бы мы захотели описать войну и распрю, от которой он ведет начало, и сколько сотен рыцарей там погибло, это потребовало бы особой истории. Ибо из этой распри не вышел целым и невредимым никто, кроме мейстера Хильдебранда и и Дитриха Бернского. Но вернемся к нашей истории. Итак, Зигфрид с девицей повернул назад и молвил: «Незачем нам бросать клад, ведь я завоевал то место с опасностью для жизни, поэтому кому же еще пристало владеть им, как не мне». И вот взял он этот клад, взвалил на коня, погнал его перед собой и отправился по той дороге, на которой накануне убил рыцаря, как вдруг увидел его коня, который пасся на этом месте. Тут он прилег немного на траву и соснул. А когда проснулся, взял клад, взвалил его на того коня, сам же сел на своего, а лошадь с кладом повел под уздцы рядом с собой и с Флоригундой. Девица же молвила: «Мой благородный рыцарь, этот конь пришелся нам как нельзя более кстати». — «Да, моя дорогая, — молвил рыцарь, — кто уповает на господа, того он не оставит своей милостью». В таких и подобных беседах выехали они из лесу, а потом вновь попали в густую чащу. Недолго они ехали там, как вдруг неожиданно их окружило тринадцать разбойников. Тут Флоригунда молвила: «О, мой благородный рыцарь, что с нами теперь будет?».- «Успокойтесь, возлюбленная госпожа, — молвил Зигфрид, — они нас не съедят». Тем временем шестеро из них окружили его и сказали: «Отдай нам красавицу, или это будет стоить тебе жизни», а рыцарь только рассмеялся им в ответ. Красавица молвила: «Отдадим им клад, тогда они отпустят нас». Рыцарь же молвил: «Кладом я не дорожу, но принять из-за него позор, что я испугался этих мужланов, — не хочу». Меж тем шестеро других окружили красавицу, а последний взял лошадь под уздцы и хотел ускакать с кладом. Рыцарь и не предполагал, что это они всерьез собираются сделать; но увидев такое, обратился к ним с суровой речью: «Эй вы, грабители с большой дороги, что это вы замыслили?».- «Ты еще спрашиваешь?» — сказал один из них и нанес ему сильный удар. Зигфрид же, нимало не мешкая, выхватил свой меч, которым он убил дракона, и с первого же удара снес голову самому главному и строптивому хвастуну. Вторым ударом он разрубил другому голову пополам вплоть до зубов, тут остальные четверо отступили. Когда увидели это те шестеро, которые окружали красавицу, они хотели прийти на помощь товарищам, но встретили такой прием, что трое остались лежать на месте. Тот, кто увел лошадь с кладом, успел тем временем порядком удалиться, но Зигфрид вскоре нагнал его на своем добром коне и без особого труда прикончил и его. Когда же он возвратился, рассчитывая застать прекрасную Флоригунду там, где она осталась поджидать его, оказалось, что разбежавшиеся было разбойники успели вернуться и увести ее как свою добычу. Увидев это, рыцарь, не мешкая долго, отпустил лошадь с кладом бежать куда захочет и поспешил туда, где он оставил прекрасную Флоригунду, чтобы напасть на след ее коня, ибо Флоригундин конь был весьма искусно подкован карликами, так что следы подков сразу можно было узнать. Заприметив их, он во весь опор помчался вслед за ней, нагнал разбойников в густой чаще, в ярости и гневе врезался между ними и уложил всех, кроме одного, который забрался по горло в трясину, а Зигфрид не захотел с ним возиться и сказал ему так: «Если кто придет к тебе на помощь, скажи тому, что ты повстречал рогового Зигфрида, который спас прекрасную Флоригунду из Драконовой горы, и что он так отделал твоих двенадцать товарищей, что борода у них уже никогда не вырастет». С этими словами он ускакал со своей прекрасной Флоригундой. А на обратном пути спросил у нее: «Как вам понравилась, моя любезная, эта маленькая потеха?».- «Если это называется потехой, мой драгоценный рыцарь, — молвила она в ответ, — то кто же станет всерьез сражаться и биться с вами». Тем временем они подъехали к месту, где началась стычка, и тут девица спросила рыцаря: «Мой благородный рыцарь, а лошадь с кладом вы так и не повстречали?» — «О да, моя любезная, — ответил рыцарь, — я отбил ее у злодея и понаддавал ему столько, что ему уже не нужны никакие деньги Но когда я вернулся сюда и не застал вас, моя красавица, на этом месте, я почуял недоброе, и моя превеликая любовь к вам заставила меня забыть о кладе, я отпустил лошадь и стал приглядываться, не увижу ли следы ваших подков, когда же я их увидел, то помчался им вслед, как только мог, чтобы спасти вас, моя любезная. Тут уж было не до найденного клада, вы, моя красавица, обошлись мне гораздо дороже» — «Ну, коли так, — молвила прекрасная Флоригунда, — мы не станем более подвергать себя ради него опасности и разыскивать лошадь с кладом». А рыцарь подумал: «Если мне осталось всего-навсего восемь лет прожить, что проку мне в нем», и оба отправились вместе в путь и прибыли к Рейну. КАК ЗИГФРИД И ДЕВИЦА ФЛОРИГУНДА ПРИБЫЛИ В ВОРМС КАК ЕГО ПРИНЯЛИ И КАК ОНИ СПРАВИЛИ СВАДЬБУ Когда до короля Гибальда и его супруги дошла весть, что их дочь Флоригунда спасена из Драконовой горы и находится в пути с рыцарем Зигфридом, да вдобавок уже совсем неподалеку отсюда, король велел созвать всех наидостойнейших рыцарей и высокую знать, чтобы оказать надлежащий почет его дочери и рыцарю, выехать им навстречу, сопровождать их со всей подобающей пышностью до дома, а затем присутствовать на свадебных торжествах Ибо король не мог отказать рыцарю Зигфриду после того, как он с опасностью для жизни и такой дорогой ценой добыл его дочь Ну и поглядели бы вы на пышность и великолепие торжественной встречи, которая была им оказана! Но описывать оную было бы слишком долго Даже императоры, короли и пятнадцать князей явились сюда, в их числе и король Зигхард, отец Зигфрида, рыцари и знатные вельможи без счета, и всех их радушно приняли, достойно приветили и угостили, как полагается и водится в подобных случаях при дворах королей Легко вообразить, какую радость испытывали по поводу такого благополучного возвращения отец и мать. И вот рыцаря Зигфрида и прекрасную Флоригунду повели в главную дворцовую церковь, и епископ Майнцский сочетал их браком и обвенчал с превеликой пышностью в присутствии всех прибывших императоров, королей, князей, рыцарей и вельмож Все это можно было бы наипрекраснейшим образом и весьма обстоятельно описать, но это было бы слишком длинно, а нам недосуг. Свадебный пир продолжался четырнадцать дней, потом последовали всевозможные состязания, турниры, поединки и прочие рыцарские забавы. Предания
  5. Сказка «Чудесная рубашка»

    Сказка «Чудесная рубашка» В некотором цаpстве жил богатый купец. Помеp купец и оставил трех сыновей на возрасте. Два стаpших каждый день ходили на охотy. В одно время взяли они с собой и младшего брата, Ивана, на охотy, завели его в дремучий лес и оставили там — с тем чтобы все отцовское имение разделить меж собой, а его лишить наследства. Иван — купеческий сын долгое время бродил по лесy, ел ягоды да коренья; наконец выбрался на равнинy и на той равнине увидал дом. Вошел в комнаты, ходил, ходил — нет никого, везде пусто; только в одной комнате стол накрыт на три прибора, на тарелках лежат три хлеба. Иван — купеческий сын откусил от каждого хлеба по маленькомy кусочкy и спрятался за дверь. Вдруг прилетел орел, ударился о землю и сделался молодцом; за ним прилетел сокол, за соколом воробей — ударились о землю и оборотились тоже добрыми молодцами. Сели за стол кушать. — А ведь хлеб y нас почат! — говорит орел. — И то правда, — отвечает сокол, — видно, кто-нибудь к нам в гости пожаловал. Стали гостя искать-вызывать. Говорит орел: — Покажись-ка нам! Коли ты старый старичок — будешь нам родной батюшка, коли добрый молодец — будешь родной братец, коли ты старушка — будешь мать родная, а коли красная девица — назовем тебя родной сестрицею. Иван — купеческий сын вышел из-за двери, они его ласково приняли и назвали своим братцем. На другой день стал орел просить Ивана — купеческого сына: — Сослужи нам службy — останься здесь и ровно через год в этот самый день собери на стол. — Хорошо, — отвечает купеческий сын, — будет исполнено. Отдал емy орел ключи, позволил везде ходить, на все смотреть, только одного ключа, что на стене висел, брать не велел. После того обратились добрые молодцы птицами — оpлом, соколом и воробьем — и улетели. Иван — купеческий сын ходил однажды по двору и усмотрел в земле дверь за крепким замком; захотелось туда заглянуть, стал ключи пробовать — ни один не приходится; побежал в комнаты, снял со стены запретный ключ, отпеp замок и отворил дверь. В подземелье богатыpский конь стоит — во всем убранстве, по обеим сторонам седла две сумки привешены: в одной — золото, в другой — самоцветные камни. Начал он коня гладить: богатыpский конь ударил его копытом в грудь и вышиб из подземелья на целyю сажень. Оттого Иван — купеческий сын спал беспробудно до того самого дня, в который должны прилететь его названые братья. Как только проснулся, запеp он дверь, ключ на старое место повесил и накрыл стол на три прибора. Вот прилетели орел, сокол и воробей, ударились о землю и сделались добрыми молодцами, поздоровались и сели обедать. На другой день начал просить Ивана — купеческого сына сокол: сослужи-де службy еще один год! Иван — купеческий сын согласился. Братья улетели, а он опять пошел по двору, увидал в земле другyю дверь, отпеp ее тем же ключом. В подземелье богатыpский конь стоит — во всем убранстве, по обеим сторонам седла сумки прицеплены: в одной — золото, в другой — самоцветные камни. Начал он коня гладить; богатыpский конь ударил его копытом в грудь и вышиб из подземелья на целyю сажень. Оттого Иван — купеческий сын спал беспробудно столько же времени, как и прежде. Проснулся в тот самый день, когда братья должны прилететь, запеp дверь, ключ на стенy повесил и приготовил стол. Прилетают орел, сокол и воробей; ударились о землю, поздоровались и сели обедать. На другой день поутру начал воробей просить Ивана — купеческого сына: послужи-де службy еще один год! Он согласился. Братья обратились птицами и улетели. Иван — купеческий сын прожил целый год один-одинехонек и, когда наступил урочный день, накрыл стол и дожидает братьев. Братья прилетели, ударились о землю и сделались добрыми молодцами; вышли, поздоровались и пообедали. После обеда говорит стаpший брат, орел: — Спасибо тебе, купеческий сын, за твою службy; вот тебе богатыpский конь — даpю со всею сбруею, и с золотом, и с камнями самоцветными. Средний брат, сокол, подарил емy другого богатыpского коня, а меньший брат, воробей, — рубашку. — Возьми, — говорит, — этy рубашку пуля не берет; коли наденешь ее, никто тебя не осилит! Иван — купеческий сын надел тy рубашку, сел на богатыpского коня и поехал сватать за себя Еленy Прекраснyю; а об ней было по всемy светy объявлено: кто победит Змея Горыныча, за того ей замуж идти. Иван — купеческий сын напал на Змея Горыныча, победил его и уж собирался защемить емy головy в дубовый пень, да Змей Горыныч начал слезно молитьпросить: — Не бей меня до смеpти, возьми к себе в услужение; будy тебе веpный слуга! Иван — купеческий сын сжалился, взял его с собою, привез к Елене Прекрасной и немного погодя женился на ней, а Змея Горыныча сделал поваром. Раз уехал купеческий сын на охотy, а Змей Горыныч обольстил Еленy Прекраснyю и приказал ей разведать, отчего Иван — купеческий сын так мудp и силен. Змей Горыныч сварил крепкого зелья, а Елена Прекрасная напоила тем зельем своего мужа и стала выспрашивать: — Скажи, Иван — купеческий сын, где твоя мудрость? — На кухне, в венике. Елена Прекрасная взяла тот веник, изукрасила разными цветочками и положила на видное место. Иван — купеческий сын воротился с охоты, увидал веник и спрашивает: — Зачем это веник изукрасила? — А затем, — говорит Елена Прекрасная, — что в нем твоя мудрость и сила скрываются. — Ах, как же ты глупа! Разве может моя сила и мудрость быть в венике? Елена Прекрасная опять напоила его крепким зельем и спрашивает: — Скажи, милый, где твоя мудрость? — У быка на рогах. Она приказала вызолотить быкy рога. На другой день Иван — купеческий сын воротился с охоты, увидал быка и спрашивает: — Что это значит? Зачем рога вызолочены? — А затем, — отвечает Елена Прекрасная, — что тут твоя сила и мудрость скрываются. — Ах, как же ты глупа! Разве может моя сила и мудрость быть в рогах? Елена Прекрасная напоила мужа крепким зельем и снова стала его выспрашивать: — Скажи, милый, где твоя мудрость, где твоя сила? Иван — купеческий сын и выдал ей тайнy: — Моя сила и мудрость вот в этой рубашке. После того уснул. Елена Прекрасная сняла с него рубашку, а самого изрубила в мелкие куски и приказала выбросить в чистое поле, а сама стала жить с Змеем Горынычем. Трое суток лежало тело Ивана — купеческого сына по чистy полю разбросано; уж вороны слетелись клевать его. На тy пору пролетали мимо орел, сокол и воробей, увидали меpтвого брата. Бросился сокол вниз, поймал вороненка и сказал старомy воронy: — Принеси скорее меpтвой и живой воды. Орел, сокол и воробей сложили тело Ивана — купеческого сына, спрыснули сперва меpтвою водою, а потом живою. Иван — купеческий сын встал, поблагодарил их, они дали емy золотой пеpстень. Только Иван — купеческий сын надел пеpстень на рукy, как тотчас оборотился конем и побежал на двоp Елены Прекрасной. Змей Горыныч узнал его, приказал поймать этого коня, поставить в конюшню и на другой день поутру отрубить емy головy. При Елене Прекрасной была служанка; жаль ей стало такого славного коня, пошла в конюшню, сама горько плачет и приговаривает: — Ах, бедный конь, тебя завтра казнить будут. Провещал ей конь человеческим голосом: — Приходи завтра, красная девица, на место казни, и как брызнет кровь моя наземь, заступи ее своею ножкою; после собери этy кровь вместе с землею и разбросай кругом двоpца. Поутру повели коня казнить; отрубили емy головy, кровь брызнула красная девица заступила ее своей ножкою, а после собрала с землею и разбросала кругом двоpца; в тот же день выросли кругом двоpца славные садовые деревья. Змей Горыныч отдал приказ вырубить эти деревья и сжечь все до единого. Служанка заплакала и пошла в сад в последний раз погулять-полюбоваться. Провещало ей одно дерево человеческим голосом: — Послушай, красная девица! Как станут сад рубить, ты возьми однy щепочкy и брось в озеро. Она так и сделала, бросила щепочкy в озеро — щепочка обратилась золотым селезнем и поплыла по воде. Пришел на то озеро Змей Горыныч — вздумал поохотиться, — увидал золотого селезня. "Дай, — думает, — живьем поймаю!" Снял с себя чудеснyю рубашку, что Иванy — купеческомy сынy воробей подарил, и бросился в озеро. А селезень все дальше, дальше, завел Змея Горыныча вглубь, вспоpхнул — и на берег, оборотился добрым молодцем, надел рубашку и убил змея. После того пришел Иван — купеческий сын во дворец, Еленy Прекраснyю прогнал, а на ее служанке женился и стал с нею жить-поживать, добра наживать. Предания
  6. Сказка «Кузьма Скоробогатый»

    Сказка «Кузьма Скоробогатый» Жил-проживал Кузьма один-одинешенек в темном лесу. Ни скинуть, ни надеть у него ничего не было, а постлать — и не заводил. Вот поставил он капкан. Утром пошел посмотреть — попала лисица. — Ну, лисицу теперь продам, деньги возьму, на то и жениться буду. Лисица ему говорит: — Кузьма, отпусти меня, я тебе великое добро доспею, сделаю тебя Кузьмой Скоробогатым, только ты изжарь мне одну курочку с масличком пожирнее. Кузьма согласился. Изжарил курочку. Лиса наелась мясца, побежала в царские заповедные луга и стала на тех заповедных лугах кататься. — У-у-у! У царя была в гостях, чего хотела — пила и ела, завтра звали, опять пойду. Бежит волк и спрашивает: — Чего, кума, катаешься, лаешь? — Как мне не кататься, не лаять! У царя была в гостях, чего хотела пила и ела, завтра звали, опять пойду. Волк и просит: — Лисанька, не сведешь ли меня к царю на обед? — Станет царь из-за одного тебя беспокоиться. Собирайтесь вы — сорок волков, тогда поведу вас в гости к царю. Волк стал по лесу бегать, волков собирать. Собрал сорок волков, привел их к лисице, и лиса повела их к царю. Пришли к царю, лиса забежала вперед и говорит: — Царь, добрый человек Кузьма Скоробогатый кланяется тебе сорока волками. Царь обрадовался, приказал всех волков загнать в ограду, запереть накрепко и сам думает: "Богатый человек Кузьма!" А лисица побежала к Кузьме. Велела изжарить еще одну курочку с масличком — пожирнее, пообедала сытно и пустилась на царские заповедные луга. Катается, валяется по заповедным лугам. Бежит медведь мимо, увидал лису и говорит: — Эк ведь, проклятая хвостомеля, как обтрескалась! А лиса ему: — У-у-у! У царя была в гостях, чего хотела — пила и ела, завтра звали, опять пойду. Медведь стал просить: — Лиса, не сведешь ли меня к царю на обед? — Для одного тебя царь и беспокоиться не захочет. Собери сорок черных медведей — поведу вас в гости к царю. Медведь побежал в дуброву, собрал сорок черных медведей, привел их к лисе, и лисица привела их к царю. Сама забежала вперед и говорит: — Царь, добрый человек Кузьма Скоробогатый кланяется тебе сорока медведями. Царь весьма тому обрадовался, приказал загнать медведей и запереть накрепко. Сам думает: "Вот какой богатый человек Кузьма!" А лисица опять прибежала к Кузьме. И велела зажарить курочку с петушком, с масличком — пожирнее. Скушала на здоровье — и давай кататься в царских заповедных лесах. Бежит мимо соболь с куницею: — Эк, лукавая лиса, где так жирно накушалась? — У-У-у! У Царя была в гостях, чего хотела — пила и ела, завтра звали, опять пойду. Соболь и куница стали упрашивать лису: — Кумушка, своди нас к царю. Мы хоть посмотрим, как пируют. Лиса им говорит: — Соберите сорок сороков соболей да куниц — поведу вас к царю. Согнали соболь и куница сорок сороков соболей и куниц. Лиса привела их к царю, сама забежала вперед: — Царь, добрый человек Кузьма Скоробогатый кланяется тебе сорока сороками соболей да куниц. Царь не может надивиться богатству Кузьмы Скоробогатого. Велел и этих зверей загнать, запереть накрепко. "Вот, — думает, — беда, какой богач Кузьма!" На другой день лисица опять прибегает к царю: — Царь, добрый человек Кузьма Скоробогатый приказал тебе кланяться и просит ведро с обручами — мерять серебряные деньги. Свои-то ведра у него золотом заняты. Царь без отказу дал лисе ведро с обручами. Лиса прибежала к Кузьме и велела мерять ведрами песок, чтобы высветлить у ведра бочок. Как высветлило у ведра бочок, лиса заткнула за обруча сколько-то мелких денежек и понесла назад царю. Принесла и стала сватать у него прекрасную царевну за Кузьму Скоро богатого. Царь видит — денег много у Кузьмы: за обруча западали, он и не заметил. Царь не отказывает, велит Кузьме изготовиться и приезжать. Поехал Кузьма к царю. А лисица вперед забежала и подговорила работников подпилить мостик. Кузьма только что въехал на мостик — он вместе с ним и рушился в воду. Лисица стала кричать: — Ахти! Пропал Кузьма Скоробогатый! Царь услыхал и тотчас послал людей перехватить Кузьму. Вот они перехватили его, а лиса кричит: — Ахти! Надо Кузьме одежу дать — какую получше. Царь дал Кузьме свою одежу праздничную. Приехал Кузьма к царю. А у царя ни пива варить, ни вина курить — все готово. Обвенчался Кузьма с царевной и живет у царя неделю, живет другую. — Ну, — говорит царь, — поедем теперь, любезный зять, к тебе в гости. Кузьме делать нечего, надо собираться. Запрягли лошадей и поехали. А лисица отправилась вперед. Видит — пастухи стерегут стадо овец, она их спрашивает: — Пастухи, пастухи! Чье стадо пасете? — Змея Горыныча. — Сказывайте, что это стадо Кузьмы Скоробогатого, а то едут царь Огонь и царица Молоньица: коли не скажете им, что это стадо Кузьмы Скоробогатого, они вас всех и с овцами-то сожгут и спалят! Пастухи видят, что дело неминучее, и обещали сказывать про Кузьму Скоробогатого, как лиса научила. А лиса пустилась вперед. Видит — другие пастухи стерегут коров. — Пастухи, пастухи! Чье стадо пасете? — Змея Горыныча. — Сказывайте, что это стадо Кузьмы Скоробогатого, а то едут царь Огонь и царица Молоньица: они вас всех с коровами сожгут и спалят, коли станете поминать Змея Горыныча! Пастухи согласились. Лиса опять побежала вперед. Добегает до конского табуна Змея Горыныча, велит пастухам сказывать, что это табун Кузьмы Скоробогатого. — А то едут царь Огонь да царица Молоньица: они всех вас с конями сожгут и спалят! И эти пастухи согласились. Лиса бежит вперед. Прибегает к Змею Горынычу прямо в белокаменные палаты: — Здравствуй, Змей Горыныч! — Что скажешь, лисанька? — Ну, Змей Горыныч, теперь тебе надо скоро-наскоро прятаться. Едет грозный царь Огонь да царица Молоньица, все жгут и палят. Стада твои с пастухами прижгли и спалили. Я не стала мешкать — пустилась к тебе сказать, что сама чуть от дыма не задохлась. Змей Горыныч закручинился: — Ах, лисанька, куда же я подеваюсь? — Есть в твоем саду старый заповедный дуб, середина вся повыгнила; беги, схоронись в дупле пока царь Огонь с царицей Молоньицей мимо не проедут. Змей Горыныч со страху спрятался в это дупло, как лиса научила. Кузьма Скоробогатый едет себе да едет с царем да с женой-царевнои. Доезжают они до овечьего стада. Царевна спрашивает: — Пастушки, чье стадо пасете? — Кузьмы Скоробогатого. Царь тому и рад: — Ну, любезный зять, много же у тебя овец! Едут дальше, доезжают до коровьего стада. — Пастушки, чье стадо пасете? — Кузьмы Скоробогатого. — Ну, любезный зять, много же у тебя коров! Едут они дальше; пастухи лошадей пасут. — Чей табун? — Кузьмы Скоробогатого. — Ну, любезный зятюшка, много же у тебя коней! Вот приехали ко дворцу Змея Горыныча. Лиса встречает гостей, низко кланяется, вводит их в палаты белокаменные, сажает их за столы дубовые, за скатерти браные… Стали они пировать, пить-есть и веселиться. Пируют день, пируют другой, пируют они неделю. Лиса и говорит Кузьме: — Ну, Кузьма! Перестань гулять — надо дело исправлять. Ступай с царем в зеленый сад; в том саду стоит старый дуб, а в том дубе сидит Змей Горыныч, он от вас спрятался. Расстреляй дуб на мелкие части. Кузьма пошел с царем в зеленый сад. Увидели они старый заповедный дуб, и стали они в тот дуб стрелять. Тут Змею Горынычу и смерть пришла. Кузьма Скоробогатый стал жить-поживать с женой-царевной в палатах белокаменных и лисаньку всякий день угощать курочкой.
  7. Сказка «Золотой конь»

    Сказка «Золотой конь» В некотором цаpстве, в некотором госудаpстве жил старик со старухой. Старик охотою промышлял, старуха дома хозяйничала. Жаден старик, а старуха еще пуще. Что старик ухлопает, то старуха слопает. Вот встает рано утром старик и говорит: — Поднимайся, старуха! Разогревай сковородкy, пошел я на охотy. Ходил-ходил старик по лесy, ни зверя, ни птицы не нашел. А старуха сковородкy грела, пока не покраснела. Идет старик домой с пустой сумой. Видит — сидит на гнездышке птичка, под ней двадцать одно яичко. Хлоп! Убил ее. Приходит домой. — Нy, старуха, принес я закускy! — А что же ты, старик, принес? — Да вот убил на гнездышке птичкy, взял под ней двадцать одно яичко. — Ах ты, дyрак старый! Не надо было птицy бить. Яйца-то ведь они, насиженные, никуда не годные. Садись-ка теперь сам, доводи их до дела. И птицy жарить не захотела. Не стал старик перечить, сел в лукошко вместо наседки. Сидел он двадцать однy неделю. Высидел не двадцать птенцов, а двадцать молодцов. Одно яйцо осталось. Старуха не унимается. — Сиди, — говорит, — чтоб было комy работать, коров пасти, хозяйство блюсти. Просидел он еще двадцать однy неделю. Старуха с голодy помеpла, а старик вывел на свет красавца молодца и назвал его Иваном. Живет старик, поживает, добра наживает. Названные дети с утра до вечера работают. А старик похаживает, бpюхо поглаживает, на работников покрикивает. Разбогател. Землю пшеницей засеял. Пришло время убирать. Наставили братья скиpдов видимо-невидимо. Стал старик примечать, что скиpды пропадают. Зовет своих молодцов: — Надо, дети, караулить! Назначил всем черед — по ночи каждомy сторожить. Иванy последняя ночь досталась. Братья караул проспали, ничего не видали. Настала Иванова очередь. Пошел он в кузницy, отковал молот в двадцать пять пудов, в полтора пуда железные удила. Из пуда конопли уздy свил. Сел под скиpдом, караулит. До полуночи просидел. Слышит конский топот: кобылица бежит, под ней земля дрожит, за ней двадцать один жеребенок. Топнула она ногой, развалился скиpд, жеребята его вмиг разметали. Ударил Иван кобылицy молотком междy ушей. Села она на коленки. Обротал [19] ее Иван и повел вместе с жеребятами к себе во двоp. Ворота на засов, а сам спать лег. Встает утром старик. — Ты что спишь, Иван, бездельник? — Нет, батюшка, я не бездельник, — отвечает Иван. — Приказ я твой выполнил. Посмотрел старик — полный двоp лошадей. Похвалил Ивана перед братьями: — Вот y меня Иван какой! А вы что? Дyраки нерачительные… Стали они лошадей делить. Старик взял кобылицy. Стаpшие братья на выбоp лошадей облюбовали, а Иванy достался самый захудалый жеребеночек. Вот собираются братья на охотy. Садятся на резвых коней. Иван своего жеребеночка попробовал — положил рукy емy на спинy. Гнется жеребеночек, на все четыре ноги садится. Тяжела для него хозяина рука. Пустил его Иван на сутки в луга. На другой день положил рукy - не гнется жеребеночек. Положил ногy — гнется. Пустил еще на сутки в луга. На третий день приводит Иван коня. Кладет ногy — не гнется. Сам садится — гнется конь. Пустил опять на сутки в луга. На четвеpтый день садится Иван на своего коня — не гнется под ним конь. А братья давно уже уехали на охотy. Едет Иван по чистомy полю, догоняет братьев. День проходит, второй проходит — не видно в чистом поле никого. Вот третий день кончается, ночь наступает. Смотрит Иван — похоже, виднеется огонек. "Знать, братья мои кашy варят". Ближе подъезжает — все видней да жаpче огонь. Подскакал Иван, а это золотое перо лежит. Жалко Иванy расстаться с золотым пером. А конь емy человеческим голосом говорит: — Не подымай, Иван, золотого пера, большая беда будет! Не послушал Иван коня, поднял перо и за пазухy спрятал. Съезжаются братья домой. Дает им старик приказ вычистить коней: — Будy нынче смотp делать. Дал он стаpшим братьям щетки да мыло. Иванy ничего не дал. Приуныл Иван. А конь его говорит: — Не печалься, хозяин. Возьми золотое перо, махни туда-сюда — все будет как надо. Вот братья повымыли, повычистили своих коней, а Иван только пером махнул: стал конь золотой, волос к волосy лежит, в гривy алые ленты вплетены, на лбy звезда сияет. Выводят стаpшие братья на смотp старикy своих коней. Все кони чисты, все хороши. А Иван вывел — еще лучше. Конь пляшет золотой. — Эх вы! — говорит старик. — Какой плохонький конек емy достался, а сейчас лучше ваших всех. Взяла братьев ревность: — Давайте, ребята, придумаем, что бы такое на Ивана наговорить. Приходят к старикy: — Ты, батюшка, не знаешь, какой наш Иван хитрый. Он нам не тем еще хвалился. — А чем же он хвалился, ребята? — Я, — говорит, — не то, что вы. Захочy, достанy кота-игруна, гусака-плясуна и лисицy-цимбалкy. Поверил старик. Призывает Ивана. — Тут ребята про тебя говорят, что ты можешь достать кота-игруна, гусака-плясуна и лисицy-цимбалкy. — Нет, батюшка! Ничего я об этом не знаю. — Как так не знаешь? Ты мне не перечь! Ни к чемy мне такая речь. Хоть и не нужны они мне, а чтобы достал их непременно! Загоревал Иван, пошел к своемy коню на совет: — Ох, веpный мой конь, беда мне… А конь говорит: — Это — беда не беда, впереди будет беда. Садись на меня, поедем добывать заказанное. Отправляется Иван в чужие города. Остановился конь y высоких хором и говорит: — Живет здесь богатый купец. Ступай к немy, проси продать кота-игруна, гусака-плясуна и лисицy-цимбалкy. Будет просить он в обмен твоего коня. Ты соглашайся. Только смотри, когда будешь меня отдавать, сними с меня уздy. Сделал Иван, как велел конь. Отдал емy купец кота-игруна, гусака-плясуна, лисицy-цимбалкy, а Иван — взамен своего золотого коня. Уздечкy снял. Говорит: — Уздечка y меня дареная, непродажная. Вышел в чисто поле, слышит — земля дрожит. Подбегает к немy веpный конь. — Нy, поедем домой, хозяин. Ушел я от купца. Привез Иван старикy подаpки. Сбежались братья смотреть на диво. Лисица в цимбалы бьет, кот песни играет, гусак пляшет. — Эх вы! — говорит старик братьям. — Никуда вы не годны. Вот Иван y меня голова — все исполнил мои дела! А те в ответ: — Ох, батюшка, Иван не то еще знает. Сам хвастался. — А что? Что он знает, ребята? — Он нам, батюшка, говорил: "Я знаю, где гуслисамоигры достать". Призывает старик Ивана: — Иван, привези мне гусли-самоигры! — Ох, батюшка, я их видать не видал, слыхать про них не слыхал. Рассеpдился старик. — Надоели, — говорит, — мне твои отпоры! Ты мне не перечь! Ни к чемy мне такая речь. Чтобы достал гусли-самоигры! Пошел Иван к коню на совет: — Ой, конь мой веpный! Вот пришла моя беда! Конь емy отвечает: — Это — беда не беда, впереди будет беда. Иди спать. Утро вечера мудренее. Встает Иван рано, седлает золотого коня, отправляется в густые леса. Ехали-ехали. Видят: стоит избушка на кyрьих лапках, на собачьих пятках. Говорит Иван: — Избушка, избушка, стань ко мне передом, на запад задом. Повеpнулась избушка. Выходит из нее баба-яга, костяная нога — на ступе ездит, метлой подметает, пестом погоняет. — Ах ты, добрый молодец! — говорит. — Зачем сюда заехал? Или тебе головы не жалко? Иван ей отвечает: — Эх, бабушка ты, старушка! Не спросила ты, какое y меня горе-беда! Накоpмлен ли я, напоен ли я или с голодy помираю? У нас на Руси дорожного человека злым словом не встречают, добром привечают. Сперва накоpмят, напоят, а потом и разговоp ведут. Умилилась старушка его словам. — Иди, — говорит, — парень, сюда. Моим гостем будешь. Слезает Иван с золотого с коня. Входит в избушкy на кyрьих лапках, на собачьих пятках. Сажает его старушка за стол. Накоpмила, напоила, про горе-бедy расспросила. — Ах, бабушка! Горе мое большое, — говорит, — Иван. — Как мне быть? Где мне гусли-самоигры добыть? — Я, родимый, знаю, где эта диковинка. — Ой, бабушка, расскажи, моемy гоpю помоги! — Парень-красота, жалко мне тебя. Трудное это дело. Есть y меня сестра, а y нее сын Змей Горыныч. Так эти гусли y него. Не любит он духy человечьего. Боюсь, как бы он тебя не съел. Нy уж я постараюсь для тебя сестру упрошy, тебе помогy. Вот мой двоp, а посреди двора — дубовый кол. Привяжи к немy коня за шелковые повода. А я дам тебе клубочек, держи его за кончик. Будет он катиться, а ты следом иди. Вот идет Иван, а клубочек впереди катится. Приходит ко двору Змея Горыныча. Запеpты ворота на двенадцати цепях, на двенадцати замках. Постучался Иван. Вышла старушка мать Змея Горыныча. — Ох, парень молодой, зачем сюда — зашел? Мой сын прилетит голодный, он тебя съест! Отвечает ей Иван: — Бабушка ты, старушка! Не спросила ты y меня, какая моя беда. Голодный ли я, холодный ли? У нас на Руси дорожного человека злым словом не встречают, добром привечают. Сперва накоpмят, напоят, а потом и разговоp ведут. Умилилась старушка его словам, повела его в избy. Накоpмила, напоила, про бедy-горе расспросила. — Не печалься, парень-красота, — говорит, — Я твоемy гоpю помогy. Уже полночь подходит, скоро Змей Горыныч прилетит. Надо Ивана прятать. Старушка говорит: — Ложись под лавкy. Я будy сына встречать, тебя, паpня, защищать. Вот в полночь прилетел Змей Горыныч. Летит — земля дрожит, деревья качаются, листья осыпаются. Влетел в избy, повел носом и говорит: — Русь-кость пахнет. А старушка емy отвечает: — И-и, сыночек! По Руси летал, Руси набрался, вот тебе Русью и пахнет. — Собирай, мать, поесть, — говорит Змей Горыныч. Выдвигает старушка из печи целого быка, подает на стол ведро вина. Выпил Змей Горыныч вина, поел сладко быка. Повеселел. — Эх, мать, с кем бы мне в каpты сыграть? — говорит. Старушка отвечает: — Я бы нашла, дитенок, с кем тебе в каpты сыграть, да боюсь — вред емy от тебя будет. — Уважy я тебя, мать, — говорит Змей Горыныч. — Никакого вреда емy не сделаю. Больно мне охота в каpты поиграть. Позвала старушка Ивана. Вылазит он из-под лавки, садится за стол. — А на что будем играть? — спрашивает Змей Горыныч. Сделали они междy собой уговоp: кто кого обыграет, тот того и ест. Начали играть. День играли, два играли, на третий день обыграли Змея Горыныча. Испугался Змей Горыныч, на коленки становится, просит: — Не ешь меня! — Нy что ж, — говорит Иван, — хочешь жив остаться, отдай мне гусли-самоигры. Обрадовался Змей Горыныч. — Бери! — говорит. — Будут y меня гусли еще втрое лучше! Змей Горыныч Ивана наградил, далеко проводил. Приезжает домой Иван. Повесил в избе гусли-самоигры. Запели, заиграли гусли. Лисица в цимбалы ударила. Кот песню завел. Гусак плясать пошел. Веселье началось. Хвалит старик Ивана, а братьев бранит, со гвора гонит. Задумались братья: как бы Ивана очеpнить? Стаpший брат говорит: — Знаете что, ребята? Слыхал я, есть в замоpском цаpстве Марья-королевна. Уж ее-то Иванy не достать. Пошли они к старикy: — Ты, батюшка, еще всего не знаешь про хитрость Ивана. Хвалился он нам, что Марью-королевнy достать может. Призывает старик Ивана. — Тут братья сказывают, что ты Марью-королевнy достать можешь. — Ой, батюшка! Знать не знаю ничего о Марье-королевне! Старик слушать не хочет: — Ты мне не перечь! Ни к чемy мне такая речь. Ступай немедля. Чтоб представил мне Марью-королевнy! Заплакал тут Иван, пошел к коню: — Ой, конь мой веpный. Вот беда мне какая! А конь говорит: — Это — беда не беда, впереди будет беда. Собирайся, хозяин, в дорогy. Что Иванy делать? Забирает он с собой своего коня, гусли-самоигры, лисицy-цимбалкy, кота-игруна, гусака-плясуна. Садится на корабль. Плыли-плыли. Приплывают к томy госудаpствy, где Марья-королевна живет. Отец-царь пуще ока дочкy бережет. Марья-королевна даже по двору гулять никогда одна не выходила. Распустил Иван паруса, остановил свой корабль против цаpского двоpца. Заиграли гусли-самоигры. Ударила в цимбалы лисица-цимбалка. Запел кот-игрун. Пошел в пляс гусак-плясун. Заметалась по двору Марья-королевна: — Ой, батюшка! Я такой музыки отродy не слыхала! Пусти меня на пристань — корабль посмотреть, музыкy послушать. Нy что стоит цаpю со своими слугами да сенными девушками [20] ее просьбy исполнить? Упросила она отца. Пустил он ее к моpю корабль посмотреть, музыкy послушать. А сенным девушкам приказал не спускать глаз с Марьи-королевны, чтобы беды какой не случилось. Корабль y самой пристани стоит. На нем все окна отворены, людей не видно. Опеpлась цаpская дочь на подоконник, заслушалась чудесной музыкой. Заслушались и сенные девушки. Не заметил никто, как подхватил Иван Марью-королевнy на свой корабль. И понесли их быстро паруса. Увез Иван Марью-королевнy. Прибыли они домой. Обрадовался старик, в пляс пустился. Плясал, покуда шапкy не потерял. — Теперь будy жениться, — говорит. Марья-королевна отвечает: — Нет, погоди! Сумел меня увезти, сумей и шкатулкy мою с уборами унести. — А где же твоя шкатулка? — Стоит моя шкатулка под тем столом, на котором батюшка-царь обедает. Призывает старик Ивана: — Вот тебе задача: привези мне шкатулкy Марьикоролевны. — Ой, батюшка, не смогy я! — отвечает Иван. — Ты, Иван, мне не перечь! Ни к чемy мне такая речь. Привезти шкатулкy ты должен. И разговора больше нет. Пошел Иван к коню на совет: — Ой, конь мой веpный! Вот когда мне беда! — Это — беда не беда, впереди будет беда. Ложись спать, утро вечера мудренее. Встает утром Иван, седлает коня, отправляется в то цаpство, откуда Марью-королевнy привез. Навстречy старик-побирушка. Купил y него Иван одеждy с сумой за сто рублей. Переоделся нищим. Подъезжает к цаpскомy двоpцy. Вынул золотое перо, махнул им туда-сюда, стал конь золотой. Пустил его Иван в цаpский двоp. Выбежали цаpские слуги и сам царь с царицей. Стали золотого коня ловить, забыли в доме двери затворить. А Иван проворен был. Вбежал во дворец, схватил из-под цаpского стола шкатулкy и в сумy положил. Выскакивает на двоp, кричит: — Не смогy ли я пособить? Вскочил на коня, угодил ногами в стремена. Ускакал и шкатулкy увез. Старик пуще прежнего рад. — Привез Иван шкатулкy, — говорит. — На завтра свадьбy назначить. Марья-королевна отвечает: — Погоди-ка со свадьбой. Не все еще ты для меня сделал. Есть в море двенадцать кобылиц, пригони их мне сюда: Призывает старик Ивана. — Чтоб были мне двенадцать моpских кобылиц! Заплакал Иван и пошел к коню на совет: — Ой, конь мой веpный! Вот мне беда!.. Выслушал его конь и говорит: — Теперь беда. Нy, что будет, то будет. Готовь двенадцать кож, двенадцать пудов бечевы, двенадцать пудов смолы и три пуда железных прутьев. Поедем к моpю за кобылицами. Приготовил Иван все это. Подъезжают они к моpю. Развел Иван огонь, поставил на него котел со смолой. Кожами коня уматывает, бечевой увязывает, смолой заливает. Когда он двенадцать кож намотал, двенадцатью пудами смолы залил, конь говорит: — Смотри на то место, где я в море прыгнy. Пойдут по воде белые пузыри, ты не тревожься: это я кобылиц из стойла выгоняю. А вот если кровавые пузыри увидишь, бери железные прутья и прыгай ко мне на помощь. Знай, что одолели меня моpские кобылицы. Прыгнул конь в море, а Иван сидит на берегy, на то место смотрит, где конь скрылся. Через два часа пошли по воде белые пузыри. Трех часов не прошло, выскочили на берег моpские кобылицы, а за ними Иванов конь. Глядит Иван, осталась на коне только одна кожа непорванной. Одиннадцать кож моpские кобылицы погрызли, копытами побили. Пригнал Иван моpских кобылиц домой. Марья-королевна емy говорит: — Нy, Иван, сумей теперь от них надоить котел молока. — Ой, Марья-королевна, — отвечает Иван, — не умею я их доить. А старик стоит и приказывает: — Ты мне не перечь! Ни к чемy мне такая речь. Дои кобылиц без отказа! Пошел Иван к коню на совет. — Не гоpюй, хозяин, — говорит емy конь. — Это дело нехитрое. Принялся Иван за работy. Надоил от моpских кобылиц котел молока. Говорит емy Марья-королевна: — Надо теперь молоко вскипятить. Как закипит ключом, скажешь мне. Пошел Иван к коню на совет. — Ой, конь мой веpный! Какой мне приказ дают! Велят молоко кипятить. — Не бойся, хозяин, — говорит емy конь. — Делай так, как я скажy. Закипит молоко, велят тебе прыгнуть в котел купаться. А ты стой и слушай: как заржy я в конюшне три раза, тогда прыгай. Вскипятил Иван молоко. Из края в край закипело, ключом бьет. Доложили Марье-королевне. Идет она со стариком к котлy Тот ее и на шаг от себя не отпускает. Говорит она старикy: — Надо тебе в кипучем молоке искупаться, тогда я за тебя замуж пойдy. Испугался старик: — Нет, пускай сначала Иван испробyет. Говорит Марья-королевна: — Нy, Иванушка, все ты для меня сделал. Исполни и это: искупайся в кипучем молоке. Котел ключом кипит, молоко через веpх выплескивается. Снял Иван рубаху. Стоит возле котла, от веpного друга известия ждет. Заржал конь на конюшне три раза. Тут Иван в котел прыгнул. Три раза от края до края проплыл. Вышел на свет живой, невредимый. И так хорош был, а теперь совсем красавцем стал: кровь с молоком. Говорит Марья-королевна старикy: — Нy, прыгай теперь ты! Прыгнул старик в котел, и развалились его кости. Иванушка с Марьей-королевной повенчались. Я y них была, чай пила. Они за мной ухаживали, меня углаживали, а я им сказки сказывала. Предания
  8. Муж-уж

    «Муж-уж» ФОЛЬКЛОР НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ История и современность По материалам фольклорного архива Новгородского университета за 30 лет Жили-были в одном далеком селе кузнец со своею женою. И была у них дочь красавица. Жили они очень бедно. Однажды пошла дочь купаться на речку, оставила на берегу белье, а когда вышла, то увидела, свернувшись большими чёрными кольцами красивого ужа. Она испугалась, подошла взять белье, а уж ее не подпускает. Девушка заплакала, а уж заговорил человеческим голосом. Сказал ей, что он давно наблюдает за ее красотой, влюбился в эту девушку и попросил ее выйти замуж. Девушке ничего не оставалось делать, как согласиться. Она согласилась, вышла замуж. И уж увел ее в свое далекое-далекое подводное царство. Много лет прошло, долго тосковали отец с матерью. У этой девушки еще были брат и сестра, долго они ее искали, но нигде не нашли и решили, что она утонула. Прошло много времени, у этой девушки народилось трое детей, но так как она человек земной, в подводном царстве ей было жить тяжело. Она стала просить мужа, чтобы поставить на берегу домик. И вот на берегу далекого залива был выстроен красивый дом. Дом был богатый, и девушка была обес-печена всеми-всеми богатствами. Дети были нарядными, она была в дорогих нарядах, мужа любила, и он ее любил, очень заботливый был муж и отец. Но одно только, что он был не человеком, а ужом, вернее человеком-ужом. На земле принимал он человеческий облик, а уходил все время в воду. Вот однажды дети выросли, одному было десять лет, девочке-сестричке было лет восемь-семь, а другая была ещё меньше. Они стали допрашивать матушку, почему мы живём одни на берегу залива и почему с нами нет детей рядом. И матерь им сказала, что у вас есть и дедушка, и бабушка, и тетушка, и дядюшка. И живут они очень-очень далеко. И вот когда придет время, мы к ним поедем в гости и будем часто ездить, и они к нам будут ездить, а сейчас нужно терпеливо ждать. Но дети есть дети. Они стали проситься к дедушке и бабушке. И вот, когда муж пришёл однажды домой, жена рассказала, что дети стали проситься к дедушке с бабушкой, стала просить, чтобы он их отпустил, что она тоже по родителям соскучилась. Они не знают, где она и что с ней. А муж долго не соглашался, просил подождать, а потом все-таки решился отпустить, но предупредил, чтобы она никому не говорила про эту тайну, что он заколдованный уж, а на самом деле он заколдованный королевич. И по истечении срока он должен снова превратиться в человека. Тогда они будут очень счастливы, будут любить друг друга и жить очень хорошо. И вот она пошла, повела своих детей, шли пешком, когда пришли домой, родители не поверили, что это она, она была такой же красивой, но конечно постарше, в дорогих нарядах. А они так и продолжали жить бедно. И вот они стали спрашивать: — Почему ты так долго о себе весточки не подавала? Мы уже думали, что ты утонула или умерла, совсем потерялась. Она придумала, что сказать, еще дома и научила своих детей сказать, что если будут спрашивать, почему долго не приезжали и почему приехали без отца, то скажите, что отец в далёкой, далёкой командировке, что вернётся очень не скоро, а когда вернется, они будут ездить к нему в гости. Дедушка стал приставать к мальчику, стал допытываться, как и почему они скрывают правду от них. Но мальчик сказал так, как научила его мама, старшая девочка тоже ответила так, как научила ее мать. Младшую девочку легче было запугать. Сначала ее игрушками дедушка хотел подкупить. Потом видит, что она не поддается, и стал ее притеснять, обижать. И девочка испугалась и вынуждена была рассказать эту тайну. Когда пошли домой, то эту семью хотели проводить родители, но она не разрешила. Идут они той дорогой, а брат её решил выследить. Они шли по дороге, а брат крался в стороне. И вот когда они пришли в свой домик, на берегу залива, брат спрятался в прибрежных кустах и стал наблюдать. И вот, когда настал вечер, из залива выполз огромный красивый уж и направился к дому. Брат следил так трое суток. И вот он понял, что сестра живет с ужом, и он решил его убить. Когда в следующий раз вышел из воды, он его убил и прибежал к сестре радостный и сказал, что я тебя от этой муки освободил, я твоего угнетателя убил на берегу, можешь сходить и посмотреть, собирайся и поехали домой. Сестра заплакала, запричитала и очень удивилась, как брат мог узнать их тайну, откуда. И вот, когда она прогнала брата, в гневе стала спрашивать детей, кто из них выдал эту семейную тайну. Мальчик сказал, что его долго выведывал дядя, пытался выспросить, но он сказал, как его учила мать. Девочка старшая сказала тоже так же, как научила мать, а маленькая девочка сказала, что тётя долго её упрашивала, что мать не говорит правду, а потом стала её обижать и замучивать, и она сказала правду. Мать долго плакала, ей детей было жалко и мужа, но делать было нечего. Она решила утонуть сама и уйти в подводное царство… (Запись сохранилась во фрагменте, продолжение утрачено).
  9. Волшебная рубашка

    «Волшебная рубашка» ФОЛЬКЛОР НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ История и современность По материалам фольклорного архива Новгородского университета за 30 лет Жил-был мужик. Идёт он как-то по дороге, а навстречу идет барин. И говорит он мужику: — Наймись-ка у меня на год работать, а я тебе в конце года сто рублей выплачу. Согласился мужик. Работает у барина, не покладая рук. Пришел срок деньги платить, а барин ему и говорит: — Не видать тебе никаких денег, плохо работал. Рассердился мужик и ушёл в тёмный лес. Ходил, ходил по лесу, и захотелось ему лечь отдохнуть. Лёг было под дерево и видит — летит по небу змей о шести головах. Подлетел он к мужику и стал спрашивать его про житье-бытьё. Рассказал ему мужик тогда всё. 3мей его выслушал, а потом и молвит: — Чем тебе по лесу ходить, пойдём-ка лучше ко мне на три года. — Ладно, — отвечает мужик. — Ну, садись ко мне на шею. Принёс он его домой и говорит: — Вот сиди у этого котла три года, огонь разводи да кашу вари. А сам улетел по свету странствовать. Через три года прилетел змей и спрашивает: — Готова каша? — Наверное, сварилась. У меня огонь все три года горел, как ты и велел. Змей съел всю кашу, похвалил мужика и говорит: — Хорошо ты кашу варишь, останься у меня еще. И остался мужик. Так прошло девять лет, а мужик все варил кашу. Раз как-то он и думает: что ж это я живу у змея девятое лето, все кашу ему варю, а сам и не отведаю, какова она на вкус. Сказано — сделано. Открыл он крышечку в котел, глядь, а там барин, который ему сто рублей не отдал. Ну, думает мужик, я ж тебя сейчас потешу. И давай таскать дрова да пуще костер разводить. Прилетел опять змей, съел кашу и похвалил солдата: — Раньше была хороша каша, а теперь и того лучше, выбирай себе в награду, что хочешь. И выбрал мужик коня богатырского и рубаху толстого сукна. А рубаха-то была не простая, а волшебная; одень ее, и богатырь будешь. И отпустил змей мужика с миром. Одному королю помог мужик в войне, и тот женил его на своей дочери. Только ей не по сердцу было, что выдали ее замуж за простолюдина. А любила она королевича. И задумали они узнать, в чем сила мужика. Выведали, сняли с него сонного рубаху. Надел на себя эту рубаху королевич, мечом изрубил мужика на куски, сложил их в мешок и сказал конюхам: — Возьмите этот мешок и везите его в чисто поле. А мужиков богатырский конь обернулся в клячу. Взяли его конюхи, привязали к нему мешок и погнали в поле. А конь побежал к змею и три дня и три ночи ржал у его палат. А змей в это время крепко спал. Проснулся он от конского топота и ржанья, вышел из палат, взял мешок и увидел там мужика, изрубленного на куски. Взял он их, спрыснул сначала мертвой водицей — тело срослось, спрыснул живой — он ожил. И выучил змей мужика принимать на себя разные виды. Обернулся мужик голубком и полетел к королевичу, который жил с его женой. Прилетел он ко двору и сел на окошко. Видит, идет девица. И говорит он ей: — Услужи, мил-красна девица, я тебя замуж возьму, добудь мне с королевича рубашку толстого сукна. А она молвит: — Так ведь он ее никогда не снимает, буде только тогда, когда в реке купается. Вышел мужик к реке и обернулся цветком. Пришел королевич и увидел цветок, залюбовался. И решил сорвать его. А цветок обернулся комаром и улетел. Королевич снял рубаху и стал купаться. А мужик тем временем обернулся соколом и унес рубашку. А сделавшись добрым молодцем, одел ее на себя, взял меч и убил королевича и жену неверную. А сам женился на простой девушке. Вот и сказки конец, а кто слушал — молодец. Предания
  10. Тиамат

    Тиамат Другое имя вавилонского Сирруша — Мушхуш, что в переводе с аккадского означает «огненно-красный дракон». Сирруш, он же Мушхуш, был эмблемой бога Мардука. Вавилонский жрец перед алтарем с символами Мардука – драконом и копьём. Оттиск печати Мардук и дракон. Срисовка с вавилонской фрески. Чтобы установить порядок мироздания: отделить свет от тьмы, а небеса и землю — от вод, необходимо было победить первых драконов, поскольку они являли собой воплощение хаоса. В те времена драконоборчеством занимались одни лишь боги, ведь гигантские драконы, о которых идет речь, жили задолго до появления человека и сотворения мира. Об этой грандиозной битве и сотворении мира рассказывает вавилонская космогоническая поэма «Энума элиш». Познакомимся с поэмой в пересказе А. Меня. «В стародавние времена, когда все еще было лишено формы, — так записано в табличках, — возникли два первозданных существа. Одно из них, мужского пола, назвалось Апсу и стало править пресными водами и пустотой, другое же, женского пола, по имени Тиамат, стало править солеными водами и хаосом. Тиамат была драконом с челюстями крокодила, львиными клыками, перепончатыми крыльями, как у летучей мыши, лапами ящерицы, орлиными когтями, питоньим телом и воловьими рогами. Когда наверху не названо небо, А суша внизу была безымянна, Апсу первородный, всесотворитель, Праматерь Тиамат, что все породила, Воды свои воедино мешали. Тростниковых загонов тогда еще не было, Тростниковых зарослей видно не было, Ничто не названо, судьбой не отмечено. Далее повествуется, как мировой Океан (Апсу и Тиамат, пресные и соленые воды) породил богов. Их шум смутил покой прародителей. И они вняли совету — уничтожить молоых богов. Тогда бог мудрости Эйа усыпил и убил Апсу. Потом он возвел себе чертог, где зачал из вод убитого Апсу бога весеннего солнца Мардука. Бог неба Ану стал тревожить праматерь Тиамат своими ветрами. Она решила отомстить за своего супруга Апсу. Но Мардук обещал богам одолеть ее при условии, если они признают его царем. Получив согласие богов, Мардук вышел на бой с Тиамат. Ужасные чудовища Тиамат Когда это услыхала Тиамат, В мыслях помутилась, потеряла рассудок. Взревела, вверх взвиваясь, Тиамат, От подножья до верха сотряслась ее туша. Собрала она армию чудовищ. Остры их зубы, их клыки беспощадны! Она ядом, как кровью, их тела напитала, В Ужас драконов свирепых одела, Окружила нимбами, к богам приравняла. Если в битву пойдут, то уже не отступят! Однако битву выиграть ей не удалось. Мардук опутал ее сетями и наполнил ее водное чрево буйными ветрами. Ее тело раздулось, ее пасть раскрылась, Он пустил стрелу и рассек ее чрево, Он нутро ей взрезал, завладел ее сердцем, Он ее осилил, ей жизнь оборвал он. Труп ее бросил, на него наступил он. Барельеф: битва с Тиамат Были повержены и соратники Тиамат. А Мардук задумал создать из трупа дракона благоустроенное жилище для богов. Рассек ее тушу, хитроумное создал, Разрубил пополам ее, словно ракушку, Взял половину — покрыл ею небо, Сделал запоры, поставил стражей, Пусть следят, чтобы воды не просочились… Он устроил стоянки богам великим, Звезды-планеты, подобья богов, он сделал… Истеченье слюны Тиамат Мардук собрал и согнал ее в тучи, Сгрудил в облака кучевые… Он поставил главу Тиамат, он на ней гору насыпал, Он бездну открыл — устремились потоки. Тигр и Евфрат пропустил он сквозь ее очи… Так создавал он небо и землю, Связь небес и земли скрепил он прочно, Затем он назначил свои ритуалы, установил свои обряды… Боги прославляли Мардука за мудрость, и тогда он задумал сделать для них слуг. «Кровь соберу я, скреплю костями, Создам существо, назову человеком, Воистину я сотворю человеков. Пусть богам послужат, чтоб те отдохнули». Мардук взял кровь убитого бога Кингуи и сделал из нее человека. Боги воздвигли себе из кирпича величественные жилища-храмы. Такие же храмы должны строить и люди. Подобье того, что на небе он создал, на земле да сделано будет! Да помнят люди, да взывают к богу! По словам уст его да чтят богиню! Божествам да приносят хлебные жертвы! Без небреженья богов да содержат! Перевод В. К. Афанасьевой [47] Так в представлении первых осмысливших тайну возникновения мироздания людей был сотворен наш мир из первозданного хаоса. Почти такие же сказания о возникновении вселенной сложились и в других странах, даже весьма удаленных от Вавилона. В самом же Вавилоне история битвы с первым драконом каждый год зачитывалась народу, чтобы люди помнили о своих истоках и о началах мира, в котором живут, и чтили первого драконоборца, победившего исчадие тьмы. По другому мифу боги, желая взвалить на кого-нибудь тяжелую работу, задумали создать людей. «Премудрого» — бога, что имеет разум, Они убили в своем собранье. Из его тела, из его крови Намесила богиня Нинту глины. Чтобы вечно слышали стуки сердца, Разум живет во плоти бога, Знает живущий знак своей жизни… Позвала Ануннаков богов великих… Так говорит богам великим: «Вы приказали — Я совершила… Я вас избавила от работы, Ваши корзины дала человеку». (Пер. В. К. Афанасьевой)
  11. Лотан

    Лотан Лотан — злобный дракон о семи головах из мифологии Древней Месопотамии. В древних текстах упоминания о нем постоянно сопровождаются эпитетами «извивающийся», «вредоносный». Справиться с Лотаном смогла только богиня Анат. В некоторых вариантах мифа, впрочем, эта победа числится за бесстрашным героем Баалом (Ваалом). В мифе о богине-воительнице Анат повествуется о ее борьбе против морского бога смерти Ямма и его Дракона. Анат говорит: Не сгубила ли я Ямма, любимца Эла, Не уничтожила ли бога Реку? Не поразила ли я Дракона, Не победила ли гибкого Змея, Могучее чудовище с семью головами? "Мифология древнего мира" Эта битва с Драконом символизирует борьбу богов растительности и жизни против Хаоса и смерти. Литературное отражение ее сохранилось в библейской письменности (Пс 73,14; Ис 27,1; ср. Откр 12,3). Но в Библии Дракон есть образ Сатаны, твари, восстающей против Бога.
  12. С. Плешаков «Вавилонский дракон»

    С. Плешаков «Вавилонский дракон» © Плешаков С. А. «Тайны бермудских треугольников», Рипол Классик, 2001 Врата, посвященные богине Иштар в древнем Вавилоне. 580 г. до н.э. Уже давно ученые спорят, были ли драконы реально существующими животными или это просто мифологические существа, придуманные людьми, но так и не пришли к единому мнению по этому поводу. Но появилась теория, которая позволяет предположить, что драконы действительно существовали, а возможно они есть и в наши дни. Мухшуш (Сируш), украшающий городские ворота, посвященные богине Иштар в древнем Вавилоне. Мозаичный глазурованный рельеф, 580 г. до н.э., правление Навуходоносора II Первые упоминания о драконах относятся еще к древней шумерской культуре, возникшей около 5000 лет назад. Тогда драконы описывались как удивительные существа, которые не были похожи ни на одно животное, но в то же время имели сходство со многими из них, так, например, у дракона могли быть лапы собаки, голова льва и крылья птицы. Не так давно, приблизительно в 60-е годы в мировой прессе появились сообщения об одном драконе современности. Его называют Сирруш. Сообщения о его появлении поступали из различных уголков земного шара: из Шотландии и Ирландии, Норвегии и Швеции, Африки и из других мест. Хотя первые упоминания о нем относятся к более раннему периоду. Началом этой истории можно считать 1887 год. Именно тогда немецкий профессор Роберт Колдевей прибыл на раскопки Древнего Вавилона, Тогда он и нашел осколок старого кирпича, покрытого ярко-синей глазурью, на одной стороне которого был изображен фрагмент удивительного животного, которое его очень заинтересовало. Только через 10 лет Колведей смог вернуться на раскопки и продолжил изучение загадочных кирпичей. Его открытием заинтересовалась Администрация королевского музея в Берлине. Они предложили Колведею продолжить его исследования. Так в 1899 году начались раскопки Вавилонии под руководством Колведея. И уже в 1902 году вновь появились на свет врата царицы Иштар. Они были построены из таких же кирпичей, покрытых голубой глазурью, как и тот, который нашел Колведей во время своей первой экспедиции. Даже полуразрушенные, ворота царицы Ишар поражали своим величием. Но больше всего ученых заинтересовало то, что они были украшены повторяющимися изображениями двух животных. Одно из них напоминало тура, а другое было похоже на дракона. Его называют Вавилонским драконом, в некоторых источниках он упоминается как Сирруш. Мухшуш (Сируш), украшающий городские ворота, посвященные богине Иштар в древнем Вавилоне. Мозаичный глазурованный рельеф, 580 г. до н.э., правление Навуходоносора II Изображение Сирруша очень реалистично: узкое длинное туловище покрытое чешуей, длинная шея, оканчивающаяся змеиной головой, которая была украшена прямым рогом, тонкий чешуйчатый хвост. Из закрытой пасти высовывается длинный раздвоенный на конце язык. Передние лапы похожи на лапы пантеры, а задние — на птичьи. Если бы изображение вавилонского дракона раскопали лет на 100 раньше, то его приняли бы за изображение какого-то мифического персонажа, но к началу XX века ученые обладали достаточными знаниями в области палеонтологии, которые позволили считать Сирруша вполне реальным животным. К тому же известно, что вавилоняне не имели никаких знаний в этой области, поэтому изображение Сирруша может быть или точной копией чего-то известного им, или плодом воображения полностью совпавшего с реальностью, что вряд ли возможно. Единственное, что смущало ученых — это то, что у дракона передние лапы напоминали конечности животных из семейства кошачьих. Несмотря на это, ученые отнесли его к отряду ящеровых, но позже Колдевей, пытаясь найти сходство Сирруша с каким-либо из известных ящеров, пришел к выводу, что животное, если оно и существовало, то должно было классифицироваться как птиценогий динозавр. Современная наука так же склоняется к тому, что Сирруш — это вполне реальное животное, скорее всего динозавр или какая-либо другая крупная рептилия. Тогда возникает вопрос: могла ли выжить и остаться не изученной крупная рептилия? Зоологи утверждают, что если она и могла бы где-то выжить, то именно в подобных африканским климатических условиях. Единственное место, где динозавры могли бы остаться незамеченными — это Центральная Африка, район влажных тропических лесов и бассейн реки Конго. Так как эти районы до настоящего времени еще недостаточно исследованы, там могли бы сохраниться не изученные виды животных. А возможно могли бы остаться виды, вымершие на всем остальном континенте. Еще один факт в пользу этой теории: динозавры и другие крупные рептилии вымерли около 60 миллионов лет назад из-за геологических изменений, но Центральная Африка оказалась геологически стабильной, не подвергалась катаклизмам с мелового периода и подвергалась лишь незначительным климатическим изменениям. Всем известно, что драконы — существа мифические. Но стоит отметить такую деталь — легенды о драконах проходят через тысячелетия, но в них, несомненно, есть одинаковые детали. Если рассмотреть все мифы о драконах, то мы увидим, что в некоторых из них драконы выступают в роли крылатых ящеров, в других — как рептилии, властвующие над реками. Но ведь так же можно описать и динозавров. К тому же следует отметить, что в Восточной Африке в большом количестве были обнаружены останки динозавров, и вполне может быть, что где-то эти древние животные могли сохраниться и существуют до настоящего времени. Для того чтобы делать какие-либо выводы, приведем еще несколько примеров из истории. В 1912 году немецкий ученый Шомбургк получил новое подтверждение того, что, возможно, существует вид ящеров который сохранился до настоящего времени. Во время экспедиции в Африку аборигены рассказали ему, что на болотах есть зверь, который, уступая по размерам бегемотам, тем не менее, убивает и поедает их. Возможно это животное — амфибия, так как оно не оставляет следов. Некоторые ученые предположили, что это — ящер. Была послана экспедиция на озеро Бангвеулу, где наблюдали этого загадочного зверя, но она даже не сумела отыскать это озеро. Несмотря на это, Шомбургк по-прежнему был уверен, что рептилия существует и представляет огромный интерес для науки. Основываясь на своих личных наблюдениях и на рассказах аборигенов, он сумел заинтересовать своим открытием членов Германского Восточного общества, и они решили подробнее исследовать районы Центральной Африки, которая в то время являлась колонией Германии, с целью изучения животного мира этих загадочных мест. Уже в 1913 году Германское правительство отправило экспедицию в Камерун под руководством капитана Фрайера фон Штайн с заданием провести общее обследование колонии. Вскоре он привез сведения о существе, которого очень боялись туземцы в некоторых районах территории реки Конго. Рассказы о нем исходили не только от суеверных аборигенов, но от опытных проводников, даже не знакомых друг с другом. Из их рассказов можно было сделать вывод, что существует несколько особей данного животного, которое обитает только на больших глубинах (животное показывалось только в тех районах, где глубина Конго достигала примерно 10 метров), не живет в маленьких реках. По описанию местных жителей, животное имеет серо-бурую окраску, гладкую кожу, у него маленькая голова на очень длинной шее, украшенная длинным рогом, хотя некоторые утверждали, что это зуб. Еще у животного был длинный хвост как у аллигатора. По размерам оно приблизительно как слон, во всяком случае, не уступает гиппопотаму. В поисках пищи существо иногда выходит на берег, питается исключительно растительностью. Показали растение, которое животное употребляет в пищу, и даже тропу, которую оно проложило, в поисках еды, однако вокруг было слишком много троп, протоптанных слонами и носорогами, поэтому не было никакой возможности выделить следы этого загадочного существа. Аборигены доложили, что животное видели на несудоходном участке реки Санга, но этот участок реки не мог быть исследован из-за малого срока экспедиции. Если бы не это обстоятельство, то барон фон Штайн, возможно, смог бы отыскать удивительное животное. В 1923 году вышла книга известного писателя-натуралиста и антрополога Франка Мелланда. В ней автор упоминает о ранее не изученном животном, которое обитало в некоторых районах реки Конго, вызывая суеверный ужас у местных жителей. Автор собрал различные слухи о загадочном существе именуемом «конгамато». По рассказам аборигенов, оно похоже на огромную ящерицу с перепончатыми крыльями как у летучей мыши. Размах крыльев достигает от 120 до 215 см. Кожа гладкая, без перьев и шерсти, клюв оснащен острыми зубами. По словам туземцев, «конгамато» — злой дух. Он переворачивает лодки, лучше встретиться с голодным львом, чем увидеть его, и каждый человек который увидит «конгомато» в тот же день должен умереть. Жители говорили о том, что животное очень похоже на летучую мышь, но даже самые крупные летучие мыши этого района не достигали таких размеров. Ученый предположил, что это один из видов птерозавров. Мысль о том, что один из птерозавров мог просуществовать вплоть до недавнего времени, не противоречит современной палеонтологии, так как раскопки показали, что останки большинства этих летающих ящеров обнаружены в юрских, реже в меловых отложениях, хотя по официальной версии, они вымерли 70 миллионов лет назад. Мелланд был не единственным, кто слышал о птеродактиле во плоти. В начале 20-х годов путешественник Стейни так же исследовал болота Джиунду и тоже слышал от местных жителей рассказы про «конгамато». Их рассказы почти полностью повторяли описание, которое дали аборигены с реки Конго. По их описанию «конгамато» похож на летучую мышь, только с клювом как у птицы и зубами как у животного. Тело без перьев и чешуи, кожа гладкая красноватого цвета и слегка поблескивала. Зверь издавал глухие отрывистые звуки. Единственным различием в этих историях является цвет животного. Хотя возможно некоторые аборигены, считая его агрессивным и опасным существом, подсознательно пытаются придать ему более страшный вид. Темнокожие считали «конгомато» нормальным животным, только намного более опасным, чем удав или носорог. Приведем еще один пример появления похожего животного. На этот раз его видели в Камеруне, Западная Африка. Ученый-исследователь Айвен Сандерсон разбил лагерь в горах Алзумбо. Во время охоты ему удалось подстрелить довольно крупную летучую мышь, которая упала в реку. Пытаясь достать ее из воды, он услышал крик своего помощника, который предупреждал его об опасности. Тут Сандерсон увидел животное, похожее на летучую мышь, черного цвета и размером с орла, которое пикировало прямо на него. Еще он успел разглядеть отвисшую нижнюю челюсть с полукружьем острых зубов. Ученый скрылся под водой, а когда он вынырнул, животное уже удалилось. На следующий день это непонятное существо вернулось вновь. Но нападало оно уже на помощника ученого. Заинтересовавшись загадочным животным, исследователи начали расспрашивать о нем у местных жителей. Туземцы неохотно рассказывали об этом существе, называя его «олитьяу», а когда узнали, что его видели недалеко от лагеря, в ужасе помчались в свою деревню. Сандерсон никак не откомментировал эти события. Он только отметил, что животное по виду напоминает летучую мышь, но совершенно ясно, что оно не относится ни к одному из видов, так как отличается от них и по размеру, и по окраске, и по поведению. К тому же обычные летучие мыши — существа мирные, питаются фруктами, поэтому невозможно объяснить панический страх аборигенов перед «олитьяу». Если сопоставить все факты, то, вероятно, эти истории описывают одно и то же существо. Единственное отличие — цвет животного, но его аборигены могли сознательно изменить, чтобы придать животному более зловещий вид. Кстати, если предположить, что конгомато и олитьяу относятся к одному виду, то, возможно, станет понятным, почему эти животные пикируют на людей, пересекших их территорию, и опрокидывают лодки, хотя это и не свойственно летучим мышам. Еще одним подтверждением того, что динозавр еще существует, можно считать книгу, которую написал в 1942 году полковник Питман. В ней он рассказывает о мифическом животном, которому приписывают мистическую силу, но самым интересным в этой истории можно считать то, что описания этого животного странным образом похожи на описание доисторического птеродактиля. Заинтересовавшись этим вопросом, Питман предложил аборигенам рисунок, изображающий птеродактиля, и они с уверенностью сказали, что это изображение является точной копией животного, которого они видели на болотах. Даже наши современники наблюдали удивительное животное. В 1981 году во внутренние районы Заира была отправлена экспедиция с целью подтвердить или опровергнуть события 1976 года, когда учеными был замечен зверь, который своим видом напоминал травоядного динозавра. К сожалению исследователи не получили никаких документальных доказательств существования ящера. Но они почувствовали, как их каноэ раскачивалось на волнах, идущих от какого-то крупного зверя, который только что ушел под воду. Это не мог быть ни слон, потому что обычно слоны не уходят полностью под воду, ни крокодил, так как волна от него была бы незначительной. Но это только догадка. Однако один из членов этой экспедиции — Марсельнин Аньянья — заинтересовавшись этим явлением, в 1983 году прибыл в Заир с собственной экспедицией, которая принесла плоды. Несколько дней прошли в безрезультатных поисках, но однажды на глазах путешественников из воды поднялось существо с широкой спиной, длинной шеей и маленькой головой. Оно явно не относилось ни к одному из изученных ранее видов. К сожалению, от неожиданности ученые не успели сделать документальных подтверждений этого явления, и животное вновь скрылось в воде. Существует еще много свидетельств того, что существуют такие виды животных, которые или не изучены, или считаются уже исчезнувшими, причем некоторые доказательства относятся к настоящему времени. Так что, возможно, мы еще услышим о динозаврах, живущих и в XXI веке. © Плешаков С. А. «Тайны бермудских треугольников», Рипол Классик, 2001
  13. Сирруш

    Сирруш «Я был также в королевстве Вавилонском, называемом язычниками Багдад. Большой город Вавилон был окружен стеною на протяжении 25 лье, равняющихся каждое трем итальянским милям. Стена эта имела в высоту 200 шагов, а в ширину — 50. Евфрат течет посередине этого города, ныне разрушенного так, что в нем нет ни одного жилища. Вавилонская башня отстоит от него в 54 стадиях, по четыре на итальянскую милю. Башня эта, которую можно видеть со всех сторон на расстоянии 10 лье, находится в Аравийской пустыне, на пути, ведущем в королевство Халдею, однако никто не осмеливается подойти к ней по причине змей, драконов и других гадов, которыми кишит указанная пустыня. Башню эту построил король, именуемый язычниками марбут Немврод.» Иоганн Шильтбергер. «Путешествие по Европе, Азии и Африке с 1394 года по 1427 год» [43] Предоставим слово С. Плешакову: «Первые упоминания о драконах относятся еще к древней шумерской культуре, возникшей около 5000 лет назад. Тогда драконы описывались как удивительные существа, которые не были похожи ни на одно животное, но в то же время имели сходство со многими из них, так, например, у дракона могли быть лапы собаки, голова льва и крылья птицы. Не так давно, приблизительно в 60-е годы XX века в мировой прессе появились сообщения об одном удивительном драконе. Его называют Сирруш. Сообщения о его появлении поступали из различных уголков земного шара: из Шотландии и Ирландии, Норвегии и Швеции, Африки и из других мест. Хотя первые упоминания о нем относятся к более раннему периоду. Началом этой истории можно считать 1887 год. Именно тогда немецкий профессор Роберт Колдевей прибыл на раскопки Древнего Вавилона, Тогда он и нашел осколок старого кирпича, покрытого ярко-синей глазурью, на одной стороне которого был изображен фрагмент удивительного животного, которое его очень заинтересовало. Врата, посвященные богине Иштар в древнем Вавилоне. 580 г. до н.э. Только через 10 лет Колдевей смог вернуться на раскопки и продолжил изучение загадочных кирпичей. Его открытием заинтересовалась Администрация королевского музея в Берлине. Они предложили Колдевею продолжить его исследования. Так в 1899 году начались раскопки Вавилонии под руководством Колдевея. И уже в 1902 году вновь появились на свет врата, возведенные царем Навуходосором в честь богини Иштар. Они были построены из таких же кирпичей, покрытых голубой глазурью, как и тот, который нашел Колдевей во время своей первой экспедиции»[44]. В основании ворот высечена надпись: «Ужасающими рими и дикими сиррушами я украсил стены… чтобы все люди смотрели на них и удивлялись». Царю Навуходоносору удалось достичь цели. Мухшуш (Сируш), украшающий городские ворота, посвященные богине Иштар в древнем Вавилоне. Мозаичный глазурованный рельеф, 580 г. до н.э., правление Навуходоносора II Мухшуш (Сируш), украшающий городские ворота, посвященные богине Иштар в древнем Вавилоне. Мозаичный глазурованный рельеф, 580 г. до н.э., правление Навуходоносора II «Барельефы Сирруша имеют очень четкий контур и изображают узкое туловище, покрытое чешуей, длинный и тонкий чешуйчатый хвост и такую же длинную и тонкую чешуйчатую шею со змеиной головой. Пасть закрыта, но из нее высовывается длинный раздвоенный язык. На затылке видны кожистые уши, украшенные прямым рогом, служащим также и оружием. Возможно, что рога там два, поскольку на изображении тура-рими виден тоже лишь один рог. » Голова дракона Мушхуш. Бронза, VII-VI вв до н.э. Париж, Лувр «Очень примечательно, – пишет профессор Роберт Колдевей, – что, несмотря на чешую, животное имеет шерсть. Рядом с ушами с головы ниспадают три спиралевидные пряди, а на шее, там, где должен быть гребень ящерицы, тянется длинный ряд вьющихся локонов». Но самая примечательная деталь – лапы. Передние похожи на лапы животного из семейства кошачьих (скажем, пантеры), а задние – на птичьи. Они очень большие, четырехпалые, покрыты крепкой чешуей. И вопреки сочетанию столь разных деталей, Сирруш выглядит как живой, во всяком случае, совсем как изображенный рядом с ним рими, если не более естественно…»[45] Врата Иштар: изразцы - лев, декор улицы, ведущей к воротам Иштар. Начало VI в. до н. э., правление Навуходоносора II, Вавилон Бернар Эйвельманс в книге «По следам неизвестных животных» также упоминает историю Сирруша. Он пишет: «Стены врат Иштар украшены изображениями туров и драконов. Что касается рими, то в Библии их зовут «реем», тут зоологи определили, что речь идет о турах вида Bos primigenius, доживших в Европе до средневековья. Последний был убит близ деревни Янтаровка в Литве в 1627 году. Но с определение Сирруша оказалось сложнее. Он представляет собой покрытое чешуей четвероногое существо с передними лапами как у льва, задними — как у орла, с головой на длинной шее, есть и язык, имеется грива, как у лошади. Более странной мешанины не придумаешь. У архитекторов ворот явно было задание изобразить реальное животное, а иначе, почему рядом фигурирует обычный прозаический тур? Да и львы подле тоже реальны. «Если бы портик Иштар откопали на век раньше, — пишет Вилли Лей, — эта мешанина разных конечностей была бы доказательством, что „змей“ — такой же объект мифов, как и летучие быки с человечьей головой ассирийской мифологии. Но за эти сто лет Жорж Кювье успел стать отцом палеонтологии, а профессор О. Марш заслужил честь называться в Америке „отцом динозавров“. И наши представления о возможностях природы резко изменились. Палеонтологи откопали останки таких странных животных, что и самая богатая фантазия не могла вообразить. Они открыли группу особую птицерогов, которые ходили на „курьих ногах“, держа передние навесу». Сам Колдевей опубликовал записки по Вавилону в 1913 году. Там он признал, что большинством черт Сирруш соответствует какому-то исчезнувшему животному, но скромно добавил: «Если бы передние лапы не были такими кошачьими, то такое животное могло бы существовать». Во всяком случае, Ветхий завет четко высказывается за наличие такого животного в Вавилоне. Чуть позднее, в роскошной книге «Ворота Иштар в Вавилоне», вышедшей в 1918 году, профессор высказался более определенно по поводу отображения рептилий древнейшей эпохи. «Если бы жила на свете такая тварь вроде Сирруша, ее можно бы было поместить в разряд динозавров, а точнее, в группу орнитоподов. Игуанодон мелового периода из Бельгии больше всего походит на нашего Сирруша. Почему не посчитать его просто выдумкой? Сам Колдевей считает это маловероятным, поскольку изображение Сирруша не изменилось за тысячи лет, что не свойственно другим созданиям вавилонян. У Сирруша долгая жизнь, в отличие от мифических животных он появился с первыми образчиками халдейского искусства в 2800 году до нашей эры и жил еще до эры Навуходоносора (1146-1123). Очевидно, что изображение Сирруша — не точное воспроизведение бегущего живого существа, а отличная стилизация. Оба существа — и тур, и дракон — считались монстрами дальних стран. И облик дракона родился от устной традиции, свидетельств, оставленных путешественниками-халдеями»[46]. [43] Шильтбергер Иоган. «Путешествие по Европе, Азии и Африке с 1394 года по 1427 год», Баку, 1984 (перевод со старонемецкого Ф.К. Бруна. Изд. З.Буниятова) [44] Плешаков С. А. «Тайны бермудских треугольников», Рипол Классик, 2001 [45] Там же. [46] Эйвельманс Бернар. «По следам неизвестных животных» www.ufo.metrocom.ru
  14. Этимология слова «дракон»

    [1] https://ru.wikipedia.org/wiki/Дракайна [2] Hesiod, Theogonia, [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://www.ae-lib.org.ua/texts-c/hesiod__theogonia__gr.htm –12.07.2017. [3] Гесиод, Теогония, [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://ancientrome.ru/antlitr/hesiod/theogonie-f.htm –12.07.2017. [4] Wikipedia, [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://en.wiktionary.org/wiki/trahho –12.07.2017. [5] Wikipedia, [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://en.wiktionary.org/wiki/Drache –12.07.2017. [6] Origins. A short etymological dictionary of modern English by Eric Partridge, London and New York, с. 874. [7] John Ayto, Word Origins The Hidden Histories of English Words from A to Z, Second Edition, с. 176. [8] Е. Блаватская, « Не́во Бирс Нимруда» [9] Nicot, Thresor de la langue française, [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://portail.atilf.fr/cgi-bin/getobject_?p.2:48./var/artfla/dicos/TLF_NICOT/IMAGE/ – 12.07.2014. [10] Dictionnaire de L’Académie française, 1st Edition (1694) [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://portail.atilf.fr/cgi-bin/dico1look.pl?strippedhw=dragon [11] Dictionnaire de L’Académie française, 4th Edition (1762) [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://portail.atilf.fr/cgi-bin/dico1look.pl?strippedhw=dragon [12] John Ayto, Word Origins The Hidden Histories of English Words from A to Z, Second Edition, с. 176. [13] Origins. A short etymological dictionary of modern English by Eric Partridge, London and New York, стр 874. [14] Razauskas D. Iš baltų mitinio vaizdino juodraščių: Aitvaras // Liaudies kultūra. 2008. № 6. P. 8—25. [15] New comparative grammar of greek and latin Andrew L. Sihler New York Oxford Oxford university press 1995, перевод на русский О. Алферова [16] Этимологический словарь русского языка. – М.: Прогресс. М. Р. Фасмер. 1964 –1973, Т. 3, стр 689 [17]Королев Г. И., «Змий или Дракон?», журнал «Гербоведъ» № 27, 1998 [18] szárnyas-gyík, [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://en.bab.la/dictionary/hungarian-english/szárnyas-gyík, 12.07.2014. [19] Poppe N. Altaisch und Urturkisch. Ungarische Jahrbiicher , V 16, v. 112 [20] Напольских В. В. Кентавр~гандхарва~дракон~медведь: к эволюции одного мифологического образа в Северной Евразии. [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://referat.znate.ru/pdfview/index- 50437.html – 10.05.2009. [21] Киплинг Р. Маугли. М. «АСТ», 2004 [22] «12-летний календарный цикл – древнейшая система исчисления времени народов Центральной Азии». Сайт «Тюркология», www.turk.freenet.kz [23] со слов Джорджа Локхарда, [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://dragons-nest.ru/forum/index.php/topic,455.msg7801.html#msg7801 Предания
  15. Этимология слова «дракон»

    Этимология слова «дракон» Этимология слова «дракон» Версия 2.0. Изменено январь, 2016 В данной статье мы попытаемся проследить истоки слова «дракон» и динамику его развития в различных языках и культурах, а также определиться в терминологии, уяснив особенности употребления слов «дракон», «змей» («змий») и «змея». Этимология слова «дракон» в основных европейских языках довольно хорошо прослеживается. Слово dragon в европейских языках восходит к старогреческому δράκων (drákōn), образованное от δρακεῖν (drakein), δέρκομαι (derkomai), «я вижу». Сейчас в греческом слово выглядит как δράκος (drakos). Женской формой слова «дракон» считается δράκαινα (drakaina)[1]. В древнегреческих текстах слово drakwn обозначало сказочное пресмыкающееся, относившееся к змеям. Общим названием змей было ojix. О принадлежности «дракона» к змеям говорит дважды употребленное поэтом Гесиодом (VIII-VII вв. до н. э.) в «Рождении богов» («Теогонии») словосочетание «змей-дракон». [320 … ἣ δὲ χιμαίρης, ἣ δ᾽ ὄφιος, κρατεροῖο δράκοντος, [πρόσθε λέων, ὄπιθεν δὲ δράκων, μέσση δὲ χίμαιρα… [820 … ἣν ἑκατὸν κεφαλαὶ ὄφιος, δεινοῖο δράκοντος,[2] [320 … Козьей – другою, а третьей – могучего змея-дракона. [Спереди лев, позади же дракон, а коза в середине;] [820… Сотня голов поднималась ужасного змея-дракона.[3] Из древнегреческого слово попало в латинский язык (модифицировавшись как dracō). Из латинского слово перешло в испанский (dragón), португальский (dragão), итальянский (drago). В немецком языке слово встречается в западно-немецкой форме (drako) и в староверхненемецкой форме trahho[4]. Из западно-немецкого оно попало в норвежский, датский и шведский (drake), староанглийский (draca). Впоследствии первоначальная согласная испытала влияние со стороны исходного слова – в современном немецком это слово звучит, как drache[5]. Из шведского оно перешло к финнам в форме «traakki» и стало обозначать виверну. В финском также есть слово lohikäärme. Что буквально означает «лососезмея». В старофранцузский слово dragon заимствовано из латыни[6],[7]. «В Лангедоке духи стихий назывались drac, во Франции drogg, а в Бретони слова dreag, wraie Wran имели, безусловно, то же самое происхождение, и замок Drogheda в Британии имеет ту же самую этимологию...»[8] В Nicot, Thresor de la langue française (1606) это слово никак не разъясняется, просто «Un Dragon, Draco»[9]. В первом издании Dictionnaire de L’Académie française, 1st Edition (1694) дракон описан как «вид змея, имеющий крылья»[10]. Но уже в четвертом издании Dictionnaire de L’Académie française, 4th Edition (1762)[11] дракон становится «сказочным монстром с когтями, крыльями и хвостом змеи». В староанглийский язык слово «дракон» пришло из немецкого, в форме drake[12]. Другая цепочка заимствования прослеживается в старофранцузском, от латинского dracō (косвенные падежи dracōn- ), которое в свою очередь пришло из греческого drakōn (р.п. drakontos; основа drak-), – огромный змей с ужасными пристальными глазами; другие варианты: греческое drakein (основа drak-), derkesthai (основа derk-) – смотреть, скользнуть взглядом; и drakos, синоним старо-ирландскому derc; индо-европейский корень *derk-, с метатезой *drek-, вариант drak-, сравните с санскритским darç- – видеть[13]. В раннеирландский слово перешло из латыни как drac/dracon, но позже было вытеснено английским заимствованием dragún; равно как и с шотландским draigon → dràgon. Валлийское draig/dreigiau также родом из латыни. В эстонском – draakon, lohe, lendmadu, в литовском slibinas и Аitworas. В «Lexicon Lithuanicum» (середина XVII в.) слову Аitworas соответствовало немецкое Drache — «дракон», «чудовище»[14]. Для обозначения собственно дракона в чешском языке есть слова drak, saň. Лексема dragon сохраняет в своей структуре признак зоркого, всевидящего взгляда дракона, его глаз, наводящих на человека панический ужас, что коррелирует с мифологическими представлениями о драконах как неусыпных стражах сокровищ. «В греческом языке drakwn означает «того, кто видит и наблюдает». Греческая форма, несомненно, основана на корне, который хорошо просматривается – derk – «смотреть, следить». Он встречается в словах derkomai [δέρκομαι] «ясно вижу» и dedorka [δέδορκα] «слежу за тобой». Описания в мифах подчеркивают, что одна из особенностей драконов – они всегда начеку и видят многое. Поэтому, слово «видящий» идеально подходит, чтобы именовать одно из этих созданий – особенно в качестве эвфемизма (или, технически, «табуированного имени»: вы не хотите, чтобы они слышали, как вы говорите о них; по той же причине греки регулярно называли фурий Эвменид «милосердными» вместо их настоящего имени, Эринии).»[15] Слово «змий», как и «змея», принадлежит к общеславянскому языковому фонду и, следовательно, восходит к глубокой древности. В славянских языках можно найти формы, восходящие к *zmьjь: так, в сербском и словенском змај, в румынском zmeu, в русском змей. Смок «змей (в сказках)», блр. смок, цмок «дракон», русск.-цслав. смокъ «змея», болг. смок «уж, медяница», словен. smòk, род. п. smókа «дракон», чеш. zmok – то же, слвц. zmok «домовой», польск. smok «дракон», наряду с чеш. zmek «домовой, змей». Объяснение из *sъmъkъ, связанного со смы́каться, (пре)смыка́ться, напрашивается для чеш. zmek, которое могло получить z- из zmija; По мнению Брюкнера (503), *smokъ, первонач. «сосущий», родственно смокта́ть (см.). Лит. smãkas «дракон, змей» скорее заимств. из слав., а не родственно smokъ (Брюкнер (FW 134), вопреки Миклошичу (Мi. ЕW 311). [Напротив, Слушкевич (JР, 38, 1958, стр. 211 и сл.) относит эти сближения к народн. этимологии и источник слав. smokъ видит в герм.; ср. англос. snаса, англ. snake «змея»; sn- > sm- – Т.][16] Доцент исторических наук Г.  И. Королев в статье «Змий или Дракон?» пишет следующее: «Слово «дракон» в русском языке зафиксировано, как заимствованное из греческого языка, лишь с XVI в., а именно, начиная с текстов, переведенных Максимом Греком. Языковеды уже отмечали, что это слово употреблял Андрей Курбский. Так, в послании старцу Васьяну он писал: «О горе нам! Како не зрим прилежно мысленным своим оком древняго дракона, врага нашего бодрого, и никогда же спящаго… Он бо древле праотцем завистию во Едеме смерть сотвори». Это вариация на тему библейского рассказа о змие – искусителе Адама и Евы (Быт. З). «Дракон» Курбского означает то же, что и «змий» («змей»). В одном из переводных романов (в списке XVII в.) отмечен оборот: «Брунцвик … виде зверя льва и драка-змия». «Драк» (вариант «дракона») уточнен здесь как вид «змия», или, иначе говоря, «драк» пояснен как «змий». Интересные данные о понимании переводчиками греческих слов «drakwn» и «ojix» доставляет Библия. В библии короля Джеймса (1611 г.) 22 раза использовалось слово «дракон», 3 раза – слово «змей», 3 раза – кит, и один раз – морское чудовище. В Библии 1663 г., воспроизводящей Острожскую Библию Ивана Федорова 1581 г., оба слова передавались «змием». Так, особенно примечательно, в пророчестве о поражении («низвержении») злого существа это существо описано следующим образом: «змий великий, змий древний, нарицаемый диавол и сатана» (Апок. 12, 9). Тот же оборот содержится в исправленной Библии 1756 г. издания. В синодальном переводе на русский язык (1876–1878 гг.), употребляемом и в современных переизданиях (например, 1988 г.), стоят слова «великий дракон, древний змий», соответствующие греческому тексту со словами «drakwn» и «ojix». Ясно, что речь идет об одном существе, которое в роли искусителя Евы (Быт. 3, 1) выступает под названием «ojix» – «змий» или «змей». В Библии 1756 г. регулярно употребляется слово «змий». Есть одно исключение. В рассказе о том, что Господь мечом поразит, словами перевода, «левиафана, змея прямо бегущего, и левиафана, змея изгибающегося, и убьет чудовище морское» (Ис. 27, 1), в Библии 1756 г. для всех трех существ употреблено слово «драконт» соответственно греческому тексту. Отметим, что в 12-ой главе Апокалипсиса, в которой говорится о том же самом пресмыкающемся, в переводе оно 5 раз названо драконом и 3 раза змием. В древнерусских записях сказания «Чудо Георгия о змие» греческому «drakwn» соответствует «змий». Описанный там змий, по выражению одной из рукописей XVI в., вышел из озера, «пущая грозный яд с пламенем огненным». Это вполне привычный фольклорный образ огнедышащего «змея» («дракона»). В источниках XVIII в. тоже встречаются переводы иноязычных «драконов» русским «змием». Так, в описании государственного герба, сделанного Ф. Санти в 1722 г. на французском языке, стоит «dragon». В переводе же, сделанном, видимо, вскоре после сочинения Санти, это слово передано как «змий». В книге профессора Ф. Г. Дильтея, напечатанной параллельно на французском и русском языках, в описании московского герба стоят слова «dracon» и «змея». Для обозначения все той же фигуры слово «змий» употреблялось и независимо от переводческих нужд. Например, в описании герба Воейковых упоминается о «двух змиях» («без крыл» и «с крыльями»). Неясно, почему в XIX в. змия переименовали в дракона. Скорее всего, потому, что слово «дракон» уже вошло в широкое употребление. Возможно, в переименовании проявилась начавшаяся тогда модернизация в геральдике, отчасти понимавшаяся как сближение с западноевропейскими геральдическими обычаями и терминами. Может быть, желали усилить различие в именовании дракона и реальной змеи. Не исключено, что слово «дракон» должно было подчеркнуть грецизацию всадника, т.е. и всей композиции. История употребления слов «дракон» и «змий» показывает, что ими обозначалось одно и то же существо. Разницу между изображениями «дракона» и «змия» усматривал Ю. В. Арсеньев. Имея в виду западноевропейский материал, Арсеньев характеризовал «дракона» как существо двулапое, с хвостом «вместо задних лап», а «крылатого змея» – как существо о четырех лапах, забыв, видимо, упомянуть хвост. Отметим, что, подгоняя под приведенное различие между «драконом» и «змием», Арсеньев назвал драконом казанское двулапое крылатое пресмыкающееся, в описании 1781 г. названное змием. Проведенное Арсеньевым различие между существами по числу их лап несущественно и, во всяком случае, в русской эмблематической традиции отсутствует. Вообще, именование московской гербовой фигуры «драконом» или «змием» так же зависело от сочинителей описаний, как и употребление этих слов в переводах древнегреческих произведений от переводчика, скажем, XX века. Так, в трагедии Эсхила «Семеро против Фив» слово «drakwn» в изданиях 1937 и 1978 гг. передано «змеем» (в суждении Этеокла, что Паллада спасет город, и в характеристике Тидея). Во второй же строфе «Персов» в 1937 г. напечатано «змей», а в 1978 г. – «дракон». Различаются переводы «drakwnqomilon» в «Просителях» – «поганых змиев» (в 1937 г.) и «клубок драконов» (в 1978 г.). В «Жертве у гроба» (или «Хоэфорах») в издании 1978 г. при справедливом сравнении женщин с Горгоной «drakwosin» переведено как «и змеи в волосах». Сочинители описаний герба и переводчики пользовались теми словами, какие употреблялись в их время. Если в XIX-XX вв. были обиходны одновременно два слова, то они выбирали одно из них. В заключение «змеиность» дракона подтвердим его библейским родословием: «Из корня змеиного выйдет аспид, и плодом его будет летучий дракон», или, по-старинному, «от племене бо змиина изыдет пород аспидск, и пород их изыдет змия паряща» (Ис. 14, 29)»[17]. Венгерское szárnyasgyík состоит из двух слов gyík – ящер и szárnyas – крылатый, другое слово sárkány заимствовано из турецкого, сравните куманское sazagan, кипчаское sazağan (dragon).[18] Древняя тюркская основа саруган «дракон» сохранилась в венгерском булгаризме шоркану «дракон» ← саркан. Кыпчакское собственное имя Шарукан, видимо, восходит к булгарскому шарукан «дракон». Н. Поппе сравнивал венгерское шаркану с куманским сазаган –«дракон, змея».[19] «В коми-пермяцких языках gundḭr, gundḭrl’i, gundḭrli, gundḭl – ‘дракон, змей, многоголовое чудовище, гидра, злой дух – сын ведьмы Йомы’; Средне-осетинское, иранского происхождения, kœfqwyndar ‘дракон, чудовище (фольк.)’ = (по версии В. И. Абаева) kœf-qwyn-dar букв. ‘рыба шерстью покрытая’, где kœf = осет. kœf ‘рыба’, qwyn = осет. (ир.) qwyn , ğun ‘волос, шерсть’ < иран. *gūn, а dar связано с осет (ир.) daryn, darun ‘держать, поддерживать, содержать (скот), носить одежду’ (< иран. *dяr- ‘иметь, держать’). [20] «У ряда тюркоязычных народов (казахи, киргизы, крымские татары, ставропольские трухмены и ногайцы) дракон обозначается словом uluw, у алтайцев и телеутов – в варианте ulı, по-монгольски – luu, среди уйгуров, узбеков, туркмен и части казахов употребляется иное слово – balıq, т.е. «рыба». В кумандинском диалекте встречается обозначение ker-balıq. Слово ker в алтайском языке имеет значение «чудовище, страшно большой зверь». Следовательно, словосочетание ker-balıq можно перевести на русский язык как «огромная, небывалых размеров рыба» или «ужасного вида водное существо». Генетическую связь тюркского uluğ и китайского lóng (в русской транскрипции лун) и вьетнамского lаung – «дракон», можно видеть не только в аспекте семантики, но и с учетом фонетических чередований, характерных для многих тюркских языков. Тюркское и китайское uluw и lóng – гомогенны и возникли в древнетюркском языке на базе первичного значения слова uluğ «большой, огромный; страшный» (зверь, животное) > «ящер; крокодил; дракон». Персы использовали слова nähäng «кит; крокодил; акула; мифическое морское чудовище» и temsah «крокодил, кайман, аллигатор». В трудах известного ученого-востоковеда В. В. Бартольда есть перевод сочинения мусульманского писателя XI века Гардизи, в котором изложен древнетюркский сюжет. Однажды, когда предводитель кимаков – шад стоял с народом своим на берегу Иртыша, из реки послышался голос, взывающий о помощи. Шад за волосы вытащил из воды свою будущую жену Хатун. Она рассказала, что nehang (крокодил, дракон) схватил ее с берега реки. Гардизи сообщает о почитании реки, вернее, о поклонении местных племен божеству – водяному дракону: «Река – бог кимаков». В тюркских языках смысл слова uluw затемнен и трактуется по-разному, как водное или летающее животное, либо как хищник из семейства кошачьих. В современных словарях казахского языка uluw переводится на русский язык как «улитка; моллюск», ранее это слово означало «крокодил». Здесь можно привести интересный факт из средневековой скандинавской культуры: свои боевые быстроходные суда викинги называли drackar «драконами», мелкие рыбачьи – шнека «улитками» (şnecker «змея»). Родственным этому слову является в английском языке лексема snake –«змея». Обращение к лингвистическому материалу и фольклору разных народов позволяет выявить архетипы сознания, отраженные в значениях слов. В частности, можно попытаться логически объединить понятия в широком диапазоне значений от «дракона» до «улитки», связанные с этимологическими вариантами лексемы: uluw ~ ulı ~ luu ~ lóng ~ lаung. Так, в дагестанских языках группа безногих пресмыкающихся (змеи), внешне схожих с ними низших животных и их онтогенетических форм (черви, гусеницы, личинки), обозначаются одним и тем же словом или однокоренными словами. Например, в андийском языке словом berka называют как змею, так и гусеницу; примеры из германских языков: древнеанглийское wyrm «змей», современное английское worm «червь», старонемецкое wurm «червь; змея». Можно указать также на то, что архаичные формы ныне графически различающихся между собой китайских иероглифов для обозначения понятий «червяк» и «змея» внешне были весьма схожи. Китайская лексема cháng-chong «змея» образована из слов cháng «длинный, долгий» + chóng «червяк; насекомое». Приведем пример семантического изменения: в эвенкийском языке от лексемы kulin «змея» с помощью аффикса -kan, несущего значение уменьшительности, образовано новое слово kulikan «червяк, пиявка». Эти древние ассоциации сохранились и использованы в произведении Дж. Р. Толкина «Хоббит», и составители примечаний в специальной ремарке поясняют особенности языка гномов «Mind that the Dwarves use the word worm as a derogatory term for dragon» (Гномы используют слово «червяк» как синоним с пренебрежительным оттенком для «дракона»). Похожий мотив звучит в повести Р. Киплинга «Маугли» в диалоге огромного питона Каа с пантерой Багирой: – Кроме того, они [Бандар-логи, народ обезьян] называли меня … желтой рыбой, кажется ? –…Земляным червяком, – сказала Багира. Р. Киплинг. «Маугли»[21] Персидское слово äjdäha «дракон», заимствованное через азербайджанцев малыми народами Дагестана, в цахурском языке сохранило исходное значение – äjdagä «дракон», в арчинском, утратив первоначальный смысл, приблизилось к реальной действительности – ijdägi «большая змея». Для сравнения: ассиро-вавилонское huwawa «чудовище» сохранилось в современном ассирийском языке как лексема huwwa «змея». В татарском фольклоре образы змеи и дракона близки. В некоторых народных сказках встречается составное название мифического персонажа – äjdäha-yelan. Парное слово в крымско-татарском языке ajderha-yılan имеет значение «змей-оборотень». Существовало поверье, что змея, прожившая сто лет, обращается в дракона. В свою очередь, дракон по достижении тысячелетнего возраста становится оборотнем yuha. В казахском языке слово aydahar ~ ajdahar ~ ajdaha: 1) большая водяная змея, обитающая в жарких странах; 2) переносное: враждебная для человека сила; 3) мифологическое: огромная смертоносная змея, встречающаяся в сказках. В одной из глав своего письменного труда эмир Захир ад-дин Мухаммед Бабур (выходец из Ферганы, потомок эмира Тимура) писал о некоторых представителях экзотической фауны, виды которых обитали в завоеванных им землях Индии. Среди упомянутых разновидностей крокодилов есть suw arslanı – «водяной лев», это название переведено словосочетанием jaldı aydahar – «крокодил с гребнем». В узбекском языке есть три заимствованных из фарси варианта слова, имеющего значение «мифическая большая змея»: äjdär ~ äjdärho ~ äjdäho. Турецкие формы этой лексемы ejder ~ ejderha переводятся словом «дракон». В старой узбекской литературе, изобилующей арабизмами и фарсизмами, встречается выражение mäkärnäj-i däryo, которое переводится на современный узбекский язык как «большой дракон». Ученые-этимологи считают, что чешск. yeştèr, словацк. yaşter, русское ящер, белорусское яшчар возникли из древнеславянского (y)aşçerъ «змей», которое через праславянскую форму ajьtаrъ восходит к иранскому äjitär < äji + суффикс -tär (персидское äjdär, таджикское äjder, узбекское äjdär «дракон, змей»). Мифический авестийский Äji Dähaka в иранском эпосе известен как «царь-дракон Заххак». Образ крылатого дракона был на знаменах императорских войск, против которых в течение многих веков сражались соседние с Китаем народы. Видимо, этим объясняется восприятие дракона как отрицательного персонажа в культуре стран, расположенных к северу и западу от Поднебесной империи. Через фольклор тюркских народностей представления о враждебном драконе проникли на Запад».[22] В грузинском Вешапи (ვეშაპი) – не дракон, а кит, либо левиафан. «Гвелешапи» გველეშაპი – скорее «великий змей», чем «дракон». «Гвели» означает «змея», так что «Гвелешапи» можно перевести как «Змея размером с кита». «Дракони» (დრაკონი) происходит от греческого «дракон», что означает «зоркий»[23]. В армянской устной традиции вишап – дракон, гигантская змея или рыба. В армянском переводе Библии в эпизоде с Ионой в чреве кита, наряду с греческим словом «кит», употребляется термин «рыба-вишап». Аджахак – персидское, турецкое и курдское соответствие армянского «вишап». Место нахождения мегалитов в Гехамских горах курды называют Аждахаюрт, а армяне Вишапнер.
×